Українська правда
Історична правда

Кому належав Брест у 1918 році? Суперечка між УНР, БНР і Німеччиною

25.03.2011
Версія для друку Коментарі 11

У склад Білоруської народної республіки увійшов і Брест, який ще раніше став належати УНР. Право України на місто підтвердили країни-учасниці мирних переговорів у Бресті. Де-факто УНР спробувала поширити вплив на все Полісся - аж до Гомеля.

25 марта 1918 года деятели национально-демократического движения провозгласили в Минске о создании Белорусской Народной Республики (БНР). Некоторые историки считают эту дату началом становления белорусской государственности, а демократическая общественность празднует День Воли.

В 1918 г. в состав БНР вошел и Брест, который четырьмя месяцами ранее, а именно 7 ноября 1917 года, был включен в Украинскую Народную Республику (УНР). Право на город за УНР подтвердили страны-участницы переговоров в феврале-марте 1918 года в Бресте.

"Брестская Газета" с помощью экспертов попыталась выяснить, кому же в то время принадлежал Брест и какое значение имеет дата 25 марта 1918 года для нашего города. 

- Брест в 1918 году оказался одновременно в двух государственных формированиях - Украинской Народной Республике и Белорусской Народной Республике. Как так получилось?

Игорь Барановский, краевед:

- БНР трудно назвать полноценным государственным образованием. Свои представительские национально-государственные институции к тому времени белорусы еще не успели создать. Все только начиналось. В то же время все наши соседи в этом плане достигли уже многого, и их право на самоопределение никто не оспаривал.

Поэтому и Германия, как и другие участники мирных переговоров в Бресте, когда определялись будущие границы новых государственных образований в Восточной Европе, не признавала полномочий белорусской делегации во главе с юристом Александром Цвикевичем (уроженец Бреста).

В Брест белорусы все же попали, но только в качестве советников делегации УНР. Поэтому, когда Брест и Западное Полесье формально отдавали под юрисдикцию УНР, позиция представителей белорусского народа относительно границы с Украиной просто была проигнорирована.

Но не стоит забывать, что Брестчина в тот момент была оккупирована германскими войсками и никакой другой власти, кроме как германской военной администрации, тут не было. Поэтому и УНР на этих землях не имела никакой реальной власти, тем более что Брест для правительства УНР в Киеве был далекой окраиной, где не было на кого опереться.

Виктор Мисиюк, историк:

- 9 февраля 1918 года, согласно Брестскому мирному договору, Брест вошел в состав Украинской Народной Республики. На то были свои причины.

Вхождение Брестчины было оговорено во второй статье договора, постановления которого признали региональные лидеры. Граница Украины на северо-западе была определена линией разграничения польского и украинского населения и сферой влияния Пруссии, так называемой "линией Гофмана".

Поэтому вхождение окрестностей Бреста в состав УНР, в отличие от Гомельского или Речицкого поветов, украинской стороной даже не обсуждалось.

На переговорах с белорусской делегацией представитель Киева Анастас Лихнякевич заявил, что украинцы будут контролировать восточные белорусские уезды из стратегических соображений, поскольку только так можно было обезопасить их от вторжения большевиков.

Дело в том, что в 1918 году Германия не признала Белорусскую Народную Республику, не признавала ее и советская сторона, и в соответствии с международным обязательством Украина также смогла признать БНР только де-факто. Белорусский вопрос был важен для УНР.

В сентябре 1917 года в Киеве проходил Съезд порабощенных народов, которым руководил Михаил Грушевский. В резолюции съезда среди прочего было обращение к Временному правительству о признании белорусской стороны "хозяином" на своей территории. Лихнякевич подчеркивал, что белорусы и другие народы в соответствии с законом о национально-персональной автономии будут иметь широкие права.

- Были ли военные формирования УНР или БНР в Бресте? В чьих руках находился город?

Игорь Барановский:

- К 1918 году Беларусь и Полесье были зоной боевых действий, тут был фронт, поэтому никаких других военных формирований, кроме немецких оккупационных войск, тут не было. Немцы этого просто не допускали.

А царское правительство в свою очередь отправило белорусских солдат и офицеров в большинстве своем воевать подальше от родного края. Особенно много их было на Юго-Западном и Румынском фронтах.

Именно там были серьезные попытки сформировать белорусскую армию. Например, под Одессой, где находилось до 100 тысяч белорусских солдат и офицеров.

Марка Білоруської народної республіки. Латинкою написано "Етнографічна Білорусь"

Фактически там уже были сформированы действующие военные единицы, однако немецкие оккупационные власти не разрешили им ни вооружиться, ни организованно перейти на территорию Беларуси.

И это в результате стало одной из главных проблем на пути становления БНР как полноценного государственного образования. Ведь, не имея своей армии, трудно было рассчитывать на свою власть в крае.

Виктор Мисиюк:

- Город находился в руках германской армии, которая контролировала территорию до Пинска. В Бресте располагалось командование восточным фронтом, через него проходили коммуникации, связывавшие немецкие дивизии с Германией. Именно поэтому немцы решили полностью передать всю полноту власти в Бресте украинской стороне всего за месяц до польско-украинской войны.

Только тогда местная власть смогла начать формирование украинских вооруженных сил. Впоследствии большую часть этих войск перебросили на украинско-большевистский фронт.

На местах реальной вооруженной силой были представители органов правопорядка, украинские милиционеры, которыми в регионе командовал еще один уроженец нашего города полковник Левкович.

К слову, в украинской армии было немало брестчан: полковник Петр Левчук, подполковник Владимир Константинов, Антон Шубский и другие.

- Каким образом проходили переговоры о Бресте между БНР и УНР? 

Игорь Барановский:

- Вопрос о границе возник уже на первых переговорах между БНР и УНР, которые официально начались в Киеве 10 апреля 1918 года.

По Брестскому миру УНР получила только южную часть Гродненской губернии (Прибужье), в то же время Пинщина (она входила в состав Минской губернии) ей не принадлежала. Однако де-факто УНР попыталась распространить свое влияние на все Полесье аж до Гомеля.

Белорусская делегация во главе с брестчанином А.Цвикевичем заявила о непризнании унизительного и грабительского для Беларуси Брестского мира и предложила детально рассмотреть и установить границу на основе уточненной Довнар-Запольским карты Я.Карского, на которую часто ссылаются, что она отражает взгляд БНР на свою этнографическую территорию на момент провозглашения независимости БНР 25 марта 1918 года.

Карта територій, на які претендувала БНР. Від Бреста до Смоленська, від Полісся до нинішнього латиського Даугавпілса. Джерело: jivebelarus.net

Профессор Довнар-Запольский предложил установить белорусско-украинскую границу, которая сформировалась исторически - еще во времена Великого княжества Литовского и Речи Посполитой.

Украинцы ответили, что уважают право белорусов на самоопределение и де-факто признают правительство БНР, но установленную Брестским мирным договором границу самостоятельно менять не имеют права без согласия на то Германии и других участников договора. 

Виктор Мисиюк:

- Переговоры о том, кому будет принадлежать Брест, начались в Киеве в марте 1918 года и продолжались в апреле. Когда в Украине сменилась власть и ее главой стал гетман Скоропадский, переговоры с БНР продолжились.

Скоропадский распорядился создать в Киеве Белорусскую торговую палату, пункты сбора белорусских солдат и офицеров. В поветы с белорусским населением были назначены комиссары БНР. При Скоропадском была достигнута договоренность о предоставлении белорусам продовольственного займа.

Переговоры со Скоропадским были более конкретными и менее дискуссионными, чем с УНР.

Третья уставная грамота БНР оговаривала то, что белорусская власть будет установлена на территориях, где белорусское население составляет большинство, в частности в белорусских уездах Минской и Гродненской губерний (с Гродно и Белостоком). Поэтому все разногласия имели в основном экономический и стратегический характер.

- Что конкретно было сделано правительствами республик для города в разных сферах его жизни?

Игорь Барановский:

- Реально в условиях постоянных военных действий и оккупаций - сначала Германией, потом Польшей - ни правительство УНР, ни тем более БНР мало что могли сделать в Бресте.

К тому же я бы хотел отметить, что значительная часть населения Брестчины была принудительно эвакуирована к тому времени в глубь России. Наших земляков тогда оторвали от родных корней, нередко их просто насильно выгоняли из родных домов отряды казаков. Такая тактика была у царской России.

Очень многие умерли в дороге. Только с Гродненской губернии в беженцах оказались более 750 тысяч человек. Не хотели уезжать в основном евреи и поляки-католики. Именно с ними и военнопленными солдатами приходилось по большей части иметь дело германской оккупационной власти в Бресте в 1918 году.

Виктор Мисиюк:

- Следует отметить, что эта территория в то время из-за беженства и эвакуации была практически безлюдной. Однако для тех местных жителей, кто не захотел идти в беженство или вернулся назад, организовывались школьные классы.

До 1918 года было создано около 50 украинских школ. Школы создавались пленными солдатами царской армии. Когда этих солдат призвали в украинскую армию, школы опустели.

Карта територій, на які претендувала УНР. Від Бреста до Кубані, від Гомеля до Дунаю. Джерело: macleon1976.files.wordpress.com

При украинской администрации, несмотря на сложные условия, на западе нашего региона открылось более 400 учебных заведений.

Намного более значимы, чем административные усилия, были украинские гражданские инициативы. На тот период у нас были созданы такие сильные организации, как кобринская и брестская "Просвиты".

Благодаря УНР в нашем городе в то время было создано крупное кредитно-торговое общество, действовали театральные труппы, женская организация, выходили газеты. 

- Что значит 25 марта для Брестского региона?

Игорь Барановский:

- День 25 марта 1918 года мы называем Днем Воли. Именно события в Бресте (мирные переговоры воюющих держав в декабре 1917 - марте 1918 годов) вели белорусских политиков, среди которых оказалось немало наших земляков, к провозглашению независимости Беларуси.

Я бы сказал так, что это важная дата в истории белорусской государственности. Это день, когда национальное белорусское движение сказало себе и миру, что Брест стал той отправной точкой, с которой начинается наше самостоятельное существование как полноценной нации, которая желает построения своего независимого государства.

Виктор Мисиюк:

- Белорусы говорят о 25 марта только из-за того, что правительство БНР в изгнании не сложило с себя полномочий. Для украинцев же дата провозглашения независимости УНР не имеет значения, так как в начале 90-х правительство УНР признало современную Украину государством, которое будет в состоянии защитить интересы украинской культуры в мире.

Подготовили: Дмитрий Кисель, Станислав Коршунов

Джерело: "Брестская Газета"

Теми: УНР, XX сторіччя, історія України, Білорусь, Гетьманат



powered by lun.ua
novation _ 17.11.2011 14:24
Цікава стаття, тим більше що автори білоруські..
Приємно, що все-таки і в той складний час ми із сябрами не ворогували, а навіть часом допомагали.
А на берестейщині насправді багато українського (принаймні було). Періодично спілкуюсь із знайомими звідти, українську розуміють прекрасно (а от мінчани суттєво гірше).
mars08 _ 30.03.2011 11:03
Зараз вже немає різниці обговорювати цю тему, окрім як згадати як це було колись. Кордони вже встоновлені, і я особисто надіюсь, що вони такими й залишаться назавжди. Якби "братський" народ зі сходу не сунув свій свинячий писок в наші справи, в нашу мову, то це б було головне. Мені так здається, що наші білоруські брати скоріше за нас українців вступлять в НАТО, в ЄЕС. Дай бог щоб це трапилося швидше, може й ми тоді перестанемо вибирати своїм президентом ВОРА-РЕЦИДИВІСТА-ПРОФФЕСОРА. Щиро зичу білорусам тримати проевропейський курс, а їхній батька скоро здохне, хоча у порівнянні з нашими відриками-ворами з партії регіонів, Лукашенко святий...:))
Uverh _ 27.03.2011 22:50
Жила:
Еліза Ожешко писала Франкові, що українську трохи опанувала, бо навколо Гродно, де вона мешкала, усі селяни говорять цією мовою. Може, поплутала українську з білоруською, адже Гродно - ну зовсім далеко від теперішніх українських кордонів.
Третина Гродненщини україномовна за даними 1897 р. http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97.php?reg=39

Для Берестейщини білоруська мова взагалі чужа.
Uverh _ 27.03.2011 22:41
Яка різниця кому належав Брест в 1918? Берестя, Туров, Пінськ, Мозир - це українські етнічні землі, які в майбутньому мають бути повернені Русі-Україні.
Жила _ 27.03.2011 16:48
левко:
По-різному буває. Там у них якийсь комплекс розвинувся після розкозачення й голоду. А ще й співпраця з німцями Панвіца в Другу світову. Уже отаман Шкуро трохи зневажливо ставився до місцевої українськості, хоча в розмовах із місцевими козаками й переходив на свою рідну мову. Але й зараз (особливо серед молоді, може на хвилі якоїсь романтики) вряди-годи з'являється щось сепаратистське щодо Москви, хоча, насправді, молодіжного сепаратизму в Росії набагато більше в Омську й Новосибірську, аніж у Краснодарі.



АВТОРИЗАЦІЯ
Для авторизації використовуйте ті самі ім'я і пароль, що і для коментування публікацій на "Українській правді".


УВІЙТИВІДМІНИТИ
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter   Вконтакте