Українська правда
Історична правда

Радянський Союз у 1930-х: не тільки терор, але й контакти з Заходом

28.04.2011 _ сайт "Толкователь"
Версія для друку

Навіть у розпал сталінських репресій, не кажучи вже про кінець 1920-х, люди передплачували іноземні та білоемігрантські газети, слухали зарубіжне радіо, виїжджали в турпоїздки за кордон... Академік Вернадський, правда, невчасно отримував New York Times, але харківські геї могли відпроситись в еміграцію в Німеччину... (рос.)

О том, что и в 1920-30-е годы СССР продолжал оставаться страной, открытой миру, подробно, опираясь на статистику, рассказывается в книге А.В.Голубева "Если мир обрушится на нашу Республику. Советское общество и внешняя угроза в 1920-1940-е гг." (Издательство РАН, Институт российской истории).

Мітинг нового, кооперованого селянства. Фото з колекції Dickinson Library

Так, в 1925 году по легальным каналам в продажу поступило 8816 наименований книг, напечатанных за границей, в 1926-м - 4449. В 1925 году советские граждане выписывали около 8 тысяч наименований иностранной периодики.

С 1922 года в СССР можно было выписывать и некоторую эмигрантскую периодику. Так, каждый губком РКП(б) в обязательном порядке выписывал эсеровскую газету "Голос России".

В 1926 году 300 ведомств выписывали меньшевистскую газету "Социалистический вестник". В письме ОГПУ от того же года говорилось, что "ряд белоэмигрантских изданий существовал только благодаря их распространению в СССР по завышенным расценкам".

В первую очередь речь шла об эмигрантских газетах "Возрождение", "Дни", "Последние новости", "Руль". В 1927 году открытая подписка на эмигрантскую печать прекратилась - она стала возможной только для ведомств.

Хто б міг подумати, що в сталінському СРСР до пори до часу можна було читати газету, головним редактором якої був колишній глава Тимчасового уряду Керенський

В 1936 году ограниченным тиражом в СССР даже была выпущена книга Гитлера "Майн Кампф". Так, в спецхране сохранился экземпляр, прочитанный лично Михаилом Калининым. Поля "Майн Кампф" были испещрены его пометками типа "Фу, какая глупость!" и "Мелкий лавочник!".

С начала 1930-х иностранная периодика распространяется на "специальные группы" - учёных, партийных деятелей, писателей, членов различного рода интернациональных комиссий, и т.д. Так, профессор Вернадский в своих дневниках от 1934 года жалуется, что ему с задержкой доставляют New York Times.

В 1939 году на подписку иностранной периодики было потрачено 250 тысяч рублей золотом, в общей сложности в СССР поступило 2 млн. 360 тысяч журналов и газет, книг и брошюр. Цензура забраковала около 10% всех поступивших экземпляров.

Ещё одним каналом поступления информации из-за границы была личная переписка. Так, в мае 1941 года ежедневно из СССР за границу отправлялось 1,5 тысячи телеграмм и 33 тысячи писем. В СССР телеграмм и писем из-за рубежа поступало 1 тысяча и 31 тысяча соответственно. В начале 1930-х этот поток был больше в несколько раз.

В 1920-х выезд из СССР был практически свободным. Так, в 1925-27 годах из страны выехало 140 тысяч человек (из них 1,5 тысячи эмигрировало, около 1 тысячи оказались в итоге невозвращенцами). Причины поездок были разные - от туристических и учебных, до научных и спортивных.

В эти же годы в СССР въехали 130 тысяч иностранцев, причём 10 тысяч из них эмигрировали в нашу страну.

Мешканки Баку ще не встигли відкрити обличчя не тільки соціалізму, а й чоловікам на вулицях

В 1930-е годы выезд из СССР затруднился: требовалось поручительство двух лиц, да и международная обстановка в Европе не особенно способствовала поездкам. Так, в 1939 году из СССР выезжало около 20 тысяч человек.

Из-за осложнений международной обстановки был затруднён и въезд туристов в СССР. К примеру, в 1935 году только один Ленинград посетили 12 тысяч иностранных туристов (22% из них были финны, 16% - немцы). А в 1938 году - только 5 тысяч, и на весь СССР. В 1939 году въехало и вовсе 3 тысячи туристов (почти все - немцы).

Даже в 1930-е продолжалась эмиграция из СССР. В первую очередь это были сектанты, а также люди, платившие за выезд золотом. Но случались и неожиданные мотивы эмиграции.

Так, в 1934 году харьковские гомосексуалисты просились на выезд в Германию. В своём письме немецкому послу они писали: "Разве мы, третий пол, с нашей нежной душой и чувствами способны на разрушение культуры, порядка, цивилизации... Культурная Европа, а тем более Германия должны понять это".

Ещё один путь "знакомства" с миром - это приезд иностранных специалистов, с помощью которых осуществлялась сталинская индустриализации.

"Більшовиченята ідуть в соціялізм" - радянські пропагандистські плакати початку 1930-х років

Известно, что в 1932 году их было около 35-40 тысяч человек - это не считая тех, кто эмигрировал в СССР по политическим мотивам (до 15 тысяч).

Иностранцы, в свою очередь, возвращаясь к себе, доносили до своего народа, как живут в СССР. Причём по большей части это была объективная информация. Даже в ОГПУ признавались, что "антисоветской злобой насыщены не более 10% статей о СССР, причём большей частью - в белоэмигрантской печати".

Джерело: "Толкователь"



Теми: історія СРСР, XX сторіччя, історія Росії, періодика, еміграція, книжки, комунізм



АВТОРИЗАЦІЯ
Для авторизації використовуйте ті самі ім'я і пароль, що і для коментування публікацій на "Українській правді".


УВІЙТИВІДМІНИТИ
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter