Спецпроект

Нелегальні радіопередачі в Українській РСР. Дніпродзержинськ

Квартирні радіоточки-"брехунці" в часи СРСР щоденно з 14:00 до 15:00 замовкали на обідню перерву. Цією годинною паузою і користувалися провідні радіохулігани - скажімо, щоб транслювати на весь будинок рок-хіти. (рос)

Раньше была такая "профессия" – на средних радиоволнах обеспечивать слушателей музыкой. Речь идет о незаконном хобби молодежи середины XX века – радиохулиганстве.

Первые шаги

Нелегальные радиопередатчики действовали в эфире давно. Об этом говорит хотя бы тот факт, что с незапамятных времен существует международный радиокод "UNLIS", обозначающий незаконно действующий передатчик.

В СССР все началось в середине 1950-х. В связи с наступлением политической оттепели и ростом благосостояния граждан у днепродзержинцев, как и у всех их сограждан по Советскому Союзу, резко усилился интерес к радио.

После войны вставшая на мирные рельсы промышленность СССР начинает делать все больше и больше радиоприемников. Открываются радиокружки, в эфире появляются коротковолновики.

С середины пятидесятых годов в эфире стали возникать кустарные незарегистрированные радиостанции.

"Шарманщики"

В Днепродзержинске радиохулиганы появились примерно в середине 50-х годов. В эфир радиолюбители-нелегалы выходили с помощью самодельного устройства - "приставки" или "шарманки" (также машины, машинки, марахайки).

Так на жаргоне назывался стационарный радиохулиганский передатчик, изготавливаемый кустарным способом для нелегального радиовещания и радиосвязи в верхней части CB диапазона (выше 1500 кГц).

Изготовить такой простейший передатчик мог даже подросток. Благо, тогда везде открывались школьные радиокружки.

Подключалась "самоделка" к усилителю низкой частоты, как правило, к ламповому приемнику или проигрывателю. Такой аппарат обеспечивал слышимость станции в радиусе нескольких километров.

Фото: "Событие"

Основным занятием "шарманщиков" было "гонять музыку". Радиохулиганы 50-х крутили "отравляющий души молодежи" рок-н-ролл и буги-вуги, а также другое тлетворное влияние Запада.

"Я работал в 71-73 годах, - рассказывает Константин Воронежский, - Помню оператора "Директор кладбища", связывался с ним. О своих занятиях вспоминаю только с теплом.

Если не касаться проблем этики при работе в эфире, связанных с матерщиной и бестактным приземлением на частоты дальних операторов, когда связь между операторами еще не завершена, полагаю, что этот опыт для целого поколения был неоценим. Ведь выходами в эфир занимались сотни и сотни молодых людей, для которых это было началом и основой для выбора профессии.

Работа в эфире была еще и средством обмена опытом и средством общения, что крайне важно в юном возрасте. Несомненным фактом является и то, что тогда молодежь ощущала дефицит, голод в прослушивании музыки. Я обладал сокровищем в виде магнитофона "Гинтарас", в котором для экономии пленки был переточен шкив для введения скорости 9 см вместо 19 см...

Крутили в эфир все, от передачи "Алло, мы ищем таланты" и песен с рентгенпленок типа "Портрета работы Пабло Пикассо" до "Дип перпл", "Зеппелинов" и довольно редких "Муди блюз", "Вархорс".

 Рентген-платівка, вона ж "музика на кістках", 1950-ті роки. До появи бобін і касет основним побутовим аудіоносієм були вінилові платівки. Ентузіасти копіювали ці платівки на використані рентгенівські плівки. Фото: ЖЖ bujhm

Кстати, в советские времена существовала еще одна разновидность радиохулиганства. Дело в том, что квартирные радиоточки-"брехунцы" во времена СССР ежедневно с 14.00 до 15.00 замолкали на обеденный перерыв. Этой часовой паузой и пользовались проводные радиохулиганы.

Эти умельцы никаких радиопередатчиков не мастерили – подключали к умолкшей сети выход усилителя и гнали свою любимую музыку. Кроме усилителя, таким меломанам достаточно было иметь магнитофон и два провода.

В результате целый дом мог слушать то, что транслировал радиохулиган. Благодаря подобным обеденным включениям многие днепродзержинцы и узнали о существовании рок-музыки.

Пісня Led Zeppelin "Гарні часи, погані часи". Хіт підпільних радіоточок з 1969 року

Убеленные сединой бывшие нарушители радиоэфира иногда с ностальгией вспоминает те времена.

"Радиохулиганами были почти все мальчишки в нашем дворе, - рассказывает бывший днепродзержинец, а ныне житель германского города Аугсбург Леонид Шипельский. - Из рук в руки передавалась схема простейшего средневолнового передатчика: высокочастотная катушка, вариометр - конденсатор переменной емкости, еще по паре мелких деталей - сопротивлений и конденсаторов, а также электронная лампа-пентод или триод.

Детали можно было извлечь из старого радиоприемника, выменять у других или купить все в том же магазине "Культтовары".

Особо экзотическим образом добывались микрофоны. Кто-то просто отпиливал половину телефонной трубки и использовал ее нижнюю, микрофонную часть. Кто-то - изящный пластмассовый и очень плохой микрофончик, который продавался в комплекте с любым магнитофоном.

Это было в 1964-65 ггодах, когда только появились транзисторные приемники "Атмосфера", "Турист", " Селга".

Наказание рублем

Пик расцвета радиохулиганства пришелся на 1960-70 годы. Тогда, настроив радиоприемник на средние волны (как говорили, "за 200 метров в край шкалы"), можно было услышать битлов, роллингов, Высоцкого – все, что в те далекие времена было запрещено. Также в ходу были песни собственного сочинения под аккомпанемент гитары.

Кроме запрещенной музыки, каждый божий день в днепродзержинском радиоэфире можно было услышать десятки разных голосов.

"Свободный оператор", "Черная метка", "Соловей", "Черная кошка", "Пересмешник", "Стрелочник", "Борода" - какие только позывные не изобретали себе доморощенные ди-джеи в те времена, когда это слово даже в нашем  лексиконе не существовало.

Добропорядочные граждане клеймили позором радиохулиганов и требовали привлекать их по всей строгости закона.

В конце 60-х термин "радиохулиганство" получил свое определение в Уголовном кодексе: "умышленные действия, выразившиеся в ведении по радио передач, связанных с проявлением явного неуважения к обществу, из озорства, грубо нарушающих общественный порядок, либо создающих помехи радиовещанию и служебной радиосвязи".

Вот что писал начальник Днепродзержинской городской конторы связи Е.Овсеенко в "Дзержинце" 3 февраля 1960 года в статье "Покінчити з хуліганством":

"Останнім часом у Дніпродзержинську з`явилися окремі "радіолюбителі", які грубо порушують встановлений порядок. Ці хулігани заважають нашим радіослухачам, порушують роботу радіозв`язку залізничників.

Сучасні технічні можливості, як відомо, дозволяють виявити подібних порушників. Ряд з них уже законно поплатився за своє хуліганство. Хто ж вони, порушники порядку, любителі пошлятини?

Це Г.Гулий, який працює слюсарем у вагоноскладальному цеху вагонобудівного заводу, а живе в будинку № 15 по вулиці Котельникова. Хуліганством у ефірі займалися і Приходько, що працює в управлінні "Гідромехмонтаж", проживає в будинку № 124 по вулиці Петровського; стругальник центральної лабораторії заводу імені Дзержинського В.Семенник, який живе по вулиці Фурманова, № 7, та інші.

На кожного з них накладено штраф в розмірі тисячі карбованців [100 карбованців після реформи Хрущова - ІП], а радіоустановки у них відібрано".

Наказание за "хулиганство с применением технических средств" варьировалось от денежного штрафа до полутора лет лишения свободы. Чаще всего ограничивались карой "рублем".

За первое правонарушение штрафовали на 10-50 рублей, чаще на 50 – сумма по тем временам немалая. За повторное – на 50-150 рублей. А что такое 150 рублей? Не у всех в те годы была такая месячная зарплата.

Избежать наказания удавалось далеко не многим. Во-первых, "радиохулиганов" выводили на чистую воду их добропорядочные соседи – жалобы на тех, из-за кого экраны телевизоры покрывались бегающими полосками, поступали в милицию регулярно. Во-вторых, координаты  радиохулиганов специальные служебные "уазики" пеленговали с необыкновенной точностью.

После зловещего звонка в дверь и фразы "Откройте, милиция!" радиохулиганам оставалось немногое – либо выбрасывать выдранную с мясом, еще раскаленную "шарманку" в окно, либо судорожно распихивать все оборудование по укромным местам.

Нерасторопных хулиганов ждала полная чаша возмездия. У пойманного подпольного радиолюбителя конфисковывали всю наличную аппаратуру: "шарманку", приемники, радиолы, магнитофоны, телевизоры...

Автор: В.КУЛЕНКО (Дніпропетровськ)

Джерело: "Событие"

Дивіться також:

"Говорить вільна Україна...." Про підпільні радіостанції УПА

BBC викладе в ефір усі радіопередачі за 70 років

Радіо, що руйнувало комунізм у Польщі, відкриває архів

Джинси в Україні 1970-х. Солодкий заборонений плід. ФОТО

Етикетки алкогольних напоїв. ФОТО

Інші матеріали за темою "УРСР"

Інші матеріали за темою "Радіо"

Синьо-жовтий чи жовто-блакитний? Міфи про "перевернутий" прапор

Спекуляції довколо необхідності поміняти місцями кольори національного та державного стягу вийшли у стадію апогею. Відомий історик і дослідник геральдики, спираючись на джерела, спростовує найбільш популярні міфи.

Список розстріляних українців у Сандармоху

5 серпня 1937 року вступила в дію постанова Політбюро ЦК ВКП(б) «Про антирадянські елементи». Розпочалася наймасовіша за всю радянську епоху «чистка» суспільства від реальних та потенційних опонентів владі, від елементів, які «не годилися для будівництва комунізму». Теоретичне обґрунтування цих заходів здійснив новий нарком НКВД Ніколай Єжов, а вдосконалив особисто Сталін.

Бомби, облави, містика. Львів напередодні вигнання нацистів

"Людей опанувало шаленство молитви. На подвір'ях вибудовували маленькі вівтарці, повсюди були квіти, свічки, релігійні пісні. І ми у нашій "кімнатці навкарачки" зробили собі маленький вівтарик і цілими днями молилися. Чотки, новенни, рорати, релігійні піснеспіви, святі іконки; то тривало годинами, більше того, цілими днями. Навіть як на дитину, охрещену три і пів рази, було того всього трохи забагато...".

Олег Штуль. Забутий провідник мельниківської ОУН

"Нехай сьогодні ми пишемо найсумніші речі – спогади. Але боротьба триває. І вона триватиме аж до перемоги. Чи ми її побачимо? Чи скоро? Це для історії мало важить. Але побачить її Київ – Золотоверхий наш натхненник. І коли не зустріне нас, то кращих від нас", – писав Олег Штуль у 1962 році.