Спецпроект

День без героїв

Два ідейні табори - націонал-патріотичний і російсько-радянський - випромінюють захоплений мілітаризм, який різниться хіба що кольором стрічок. Якщо щось може консолідувати нинішню Україну, то вже точно не героїчні міфи. Спільних героїв у нас не було, немає й не буде. Зате є урок історії, який варто вивчити... (рос.)

Фото: bilozerska.livejournal.com

29 января 1918 года, Стокгольм. Обычный будний день. Люди спешат по своим делам, трудятся в конторах и на фабриках, воспитывают непослушных детей, хлопочут по хозяйству – словом, просто живут.

Глядя на эту скучную картину, было нелегко поверить, что в других концах Европы свершаются героические дела.

В тот день украинское руководство, не сумевшее заручиться адекватной поддержкой и создать боеспособную армию, бросило в бой необученных студентов и гимназистов. Как и следовало ожидать, юные герои были разбиты под Крутами. Их борьба за независимую Украину оказалась такой же безрезультатной, как и последующие подвиги героев УПА.

А потом Саудовская Аравия обвалит мировые цены на нефть, и коллапс советской экономики принесет независимость всем республикам СССР – в том числе и тем, где не было собственных Крут и мощных освободительных движений.

Пока украинские герои умирали под Крутами, в стольном граде Киеве подняли восстание советские герои – рабочие завода "Арсенал". Они сражались и погибали за свободу трудящихся, за счастливую и богатую жизнь, за справедливое общество без эксплуатации человека человеком.

Результат известен – установление жесточайшей диктатуры, ГУЛАГ, командно-административная экономика, несовместимая с высоким уровнем жизни, и, наконец, полный крах советской системы.

В этот январский день на фронтах Первой мировой продолжались боевые действия, и без героизма тоже не обошлось.

Английские герои жаждали выиграть войну, которая навсегда покончит с войнами.

The War That Will End War – сей звучный слоган, предложенный мистером Уэллсом, вдохновлял отважных британцев на подвиги и самопожертвование. А через двадцать с лишним лет их детям придется надеть форму и отправиться на очередную войну.

Немецкие герои сражались за великую Германию. Их борьба принесла германской нации не славу и могущество, а разруху и унижение. Столь ж плачевно завершилась попытка реванша, предпринятая новыми героями Рейха. Впоследствии Германия все же займет доминирующее положение в Европе, но не силой оружия, а с помощью продуктивной экономики.

В январе 1918-го мало кто вспоминал о сербских героях, начавших мировую бойню с героического убийства супружеской пары в Сараево. Они мечтали о великой Сербии.

Каковы плоды их самоотверженной борьбы? Создание искусственного конгломерата, новые опустошительные войны и этнические чистки, бесславный распад нежизнеспособного государственного образования…

Итак, цели, во имя которых умирали и убивали герои 1918 года, либо оказались утопическими и недостижимыми, либо были достигнуты иными средствами – бескровными, но куда более эффективными.

Эта прискорбная тенденция получила дальнейшее развитие. В XX столетии было предложено как минимум три амбициозных проекта, считавшихся пропусками в Светлое Будущее – коммунистический эксперимент, "Новая Европа", деколонизация.

Все три проекта были обильно политы кровью и сдобрены фанатичным героизмом, но ожидаемых результатов не принесли. Смертоносный кредит, выданный в счет будущего благоденствия, так и остался непогашенным.

Минувший век был чрезвычайно богат героями, и сегодня нас призывают брать с них пример. Увы, бравые герои слишком часто боролись впустую. Их подвиги оказывались бесплодными, их смерти – напрасными.

Многие из нас никогда не признают этого очевидного факта. Культ героев связан с причудливой системой ценностей, в которой борьба важнее результата, а бессмысленное самопожертвование перевешивает реальную пользу.

Подобная аберрация мышления отразилась и в скандальной реплике господина Путина, с гордостью заявившего, что "наибольшие потери в ВОВ понесла именно РСФСР – более 70% потерь".

В ответ кое-кто из наших возмущенных соотечественников принялся размахивать украинскими трупами и страданиями. Хотя ужасающие потери едва ли можно считать синонимом успеха.

Советские солдаты, погибшие в ходе провальных наступательных операций 1942 года, внесли не больший вклад в победу над Германией, чем обреченные герои Первой мировой – сотни тысяч французов и англичан, брошенных на немецкие пулеметы бездарным генералом Нивелем.

Почему же напрасные жертвы столь охотно трансформируются в доблестных героев? На то есть несколько веских причин.

Во-первых, культ героев является незаменимой палочкой-выручалочкой для власть имущих. Некомпетентный работник не может объявить погубленную им продукцию "героически погибшей".

У некомпетентных вождей и военачальников такая возможность есть. Чем больше тупой самоуверенности, недальновидности, грубых ошибок и бессмысленного перемалывания человеческих жизней, тем громче героический пафос, подогреваемый официальной пропагандой.

Во-вторых, без героев не обойтись твердолобым идеологам. Если идеологическая доктрина не принесла никаких плодов, кроме разрушения и смерти, напрашивается вывод о ее несостоятельности.

Что же делать фанатику, не желающему признавать банкротство собственных идей? Выход есть! Достаточно заговорить о "героях, отдавших свои жизни за наше священное дело", и происходит чудо: пролитая кровь уже не дискредитирует идеологическую химеру, а напротив, придает ей особую ценность.

Наконец, культ героев востребован обществом. Очень тяжело смириться с мыслью, что жизни и судьбы дорогих тебе людей – всего лишь пыль, сметенная чужими амбициями, бездарностью и несостоятельными идеями. Это психологически непереносимо. И мы охотно хватаемся за мифы о героях, погибших не зря и вдохновляющих потомков на новые подвиги.

Культ героев – эффективный инструмент искажения неудобной реальности. Он позволяет превратить трагедию в праздник, поражение – в победу, некомпетентность – в доблесть, а смерть, страдания и разрушение – в предмет гордости.

Статистику осіб, нагороджених відзнакою "Герой України", дивіться тут

Неудивительно, что критика героических мифов воспринимается чрезвычайно болезненно и вызывает сильнейшее психологическое отторжение. Достаточно вспомнить, какую реакцию в немецком обществе 1930-х спровоцировал знаменитый антивоенный роман "На западном фронте без перемен".

"Нет писакам, предающим героев мировой войны! Да здравствует воспитание молодежи в духе подлинного историзма! Я предаю огню сочинения Эриха Марии Ремарка!" – восклицали национально сознательные немецкие студенты.

Что ж, из юнцов, сжигавших негероическую книгу, получились отличные полуфабрикаты для приготовления пушечного мяса…

В украинском обществе аналогичные настроения встречаются гораздо чаще, чем попытки осмыслить трагический опыт прошлого.

Два идейных лагеря – национал-патриотический и русско-советский – излучают восторженный милитаризм, различающийся только цветом ленточек. При этом обе стороны стараются развенчать чужих героев, дабы освободить пьедестал для своих собственных.

И если что-то может консолидировать нынешнюю Украину, то уж точно не героические мифы.

Общих героев у нас не было, нет и не будет. Зато имеется общий урок истории, который стоит выучить.

В бурном 1918 году наши прадеды умирали и убивали во имя светлого будущего. Современная Украина – то самое будущее, ради которого было пролито столько крови и принесено столько героических жертв.

К сожалению, оно не очень-то светлое, и живем мы несравнимо хуже, чем потомки приземленных шведов, для которых 29 января 1918-го стало рядовым днем без героев.

Ибо никакой героизм не заменит трезвого рассудка и умелых действий, приносящих реальные победы и осязаемые достижения.

Синьо-жовтий чи жовто-блакитний? Міфи про "перевернутий" прапор

Спекуляції довколо необхідності поміняти місцями кольори національного та державного стягу вийшли у стадію апогею. Відомий історик і дослідник геральдики, спираючись на джерела, спростовує найбільш популярні міфи.

Список розстріляних українців у Сандармоху

5 серпня 1937 року вступила в дію постанова Політбюро ЦК ВКП(б) «Про антирадянські елементи». Розпочалася наймасовіша за всю радянську епоху «чистка» суспільства від реальних та потенційних опонентів владі, від елементів, які «не годилися для будівництва комунізму». Теоретичне обґрунтування цих заходів здійснив новий нарком НКВД Ніколай Єжов, а вдосконалив особисто Сталін.

Бомби, облави, містика. Львів напередодні вигнання нацистів

"Людей опанувало шаленство молитви. На подвір'ях вибудовували маленькі вівтарці, повсюди були квіти, свічки, релігійні пісні. І ми у нашій "кімнатці навкарачки" зробили собі маленький вівтарик і цілими днями молилися. Чотки, новенни, рорати, релігійні піснеспіви, святі іконки; то тривало годинами, більше того, цілими днями. Навіть як на дитину, охрещену три і пів рази, було того всього трохи забагато...".

Олег Штуль. Забутий провідник мельниківської ОУН

"Нехай сьогодні ми пишемо найсумніші речі – спогади. Але боротьба триває. І вона триватиме аж до перемоги. Чи ми її побачимо? Чи скоро? Це для історії мало важить. Але побачить її Київ – Золотоверхий наш натхненник. І коли не зустріне нас, то кращих від нас", – писав Олег Штуль у 1962 році.