Українська правда
Історична правда

Стасіс Каушиніс: "Литва як ніхто розуміє, що таке окупація"

10.02.2017 _ Валерія Залевська
Версія для друку

Литовський правозахисник Стасіс Каушиніс про роботу в Білорусі та про те, чому його країна допомагає Україні (рос.)

Литовец Стасис Каушинис присоединился к правозащитному движению буквально со школьной скамьи. Теперь он возглавляет Фонд содействия защите граждан, который помогает бороться за права человека в соседней Беларуси.

Стасис часто бывает в Украине, и вместе с другими представителями литовских неправительственных организаций ищет возможности содействовать нашей стране в сопротивлении российской агрессии.

Мы разговариваем во Львове, куда Стасис Каушинис приехал на собрание диссидентов и правозащитников в честь сорокалетия Украинской Хельсинкской группы.

– Заняться правозащитой меня побудило любопытство. Когда я ходил в школу, мы постоянно что-то читали, пряча книгу под столом. Однажды в девятом классе я поинтересовался у соседа по парте, что он читал, и он показал книгу большевика Зигмаса Ангаретиса. Тогда его назвали литовским революционером, а сейчас мы говорим о нем иначе – Ангаретис был фактически террористом.

Стасіс Каушиніс: "Своей главной целью литовские диссиденты видели воссоздание государственности Литвы, а не создание социализма с человеческим лицом". Фото: Дарья Проказа

Я спросил, зачем он это читает, на что сосед ответил: ему посоветовали книгу, чтоб изучить идеологию и понять, чем занимались люди вроде Ангаретиса. Я подумал, что это действительно интересно, и попросил познакомить с людьми, советующими подобные книги.

Спустя пару недель меня пригласили к одному из самых известных диссидентов Литвы – Викторасу Пяткусу. Был сентябрь 1976 года, до основания Литовской Хельсинкской группы оставалось два месяца. Кроме Хельсинкской группы, в диссидентском движении были и другие направления – например, Лига свободы Литвы.

Литовские диссиденты очень отличались от русских: их часто называют не диссидентами, а резистентами. Ведь своей главной целью они видели воссоздание государственности Литвы, а не создание социализма с человеческим лицом и прочие романтические фантазии.

Вікторас Пяткус (1928 – 2012) – засновник Литовської Хельсінської групи. Фото: wikipedia.org

У Хельсинской группы была определённая тактика: они собирали подписи под заявлениями, распространяли литературу. Всё это было небезопасно – диссидентов убивали, арестовывали, применяли против них карательную психиатрию.

И, тем не менее, литовским диссидентам удалось достичь цели…

Да, цель была достигнута, но после того, как 11 марта 1990 года было объявлено о независимости Литвы, у нас оставалось много работы. На первое место вышло законотворчество: нам нужно было поменять уголовный кодекс. Пришлось принимать в этом участие. Потом появились запросы из соседних стран.

В 1994 году Александр Лукашенко стал президентом Беларуси, а через год на референдуме практически узаконил своё пожизненное правление. Я был наблюдателем на том референдуме.

Помню, как мы приехали в Минск: на улицах повсюду были военные автомобили, ходили солдаты с овчарками. Я подумал, что с этим придётся работать долго – лет пят. Что ж, прошло уже более двадцати…

 Мітинг за незалежність Литви у Вільнюсі, січень 1991 року

Мы активно работаем в Беларуси: помогаем, консультируем, организовываем в Литве мероприятия, которые нельзя проводить в Минске. Было время, когда там даже независимый театр не мог показывать свои представления. Сейчас стало немного легче. Некоторые оппозиционеры смогли вернуться, и их сразу не посадили и даже показывают по телевидению.

Потом, конечно, Украина, моя вторая любовь после Беларуси: оранжевая революция, Майдан 2013–14 годов. Уже первого декабря 2013 года мы были в Киеве, наблюдали, давали информацию в литовские СМИ.

И сейчас довольно активно сотрудничаем с украинскими неправительственными организациями. Чтобы помогать соседним странам, в 1999 году по моей инициативе был создан Фонд содействия защите граждан.

Насколько эффективной может быть правозащитная деятельность в современной Беларуси?

Условия улучшились по сравнению с тем, что было несколько лет назад. Но конвейер репрессий продолжает работать. Стоит, например, вспомнить недавнее задержание активиста Дмитрия Дашкевича на открытии памятника Ленину в Минске.

Это свидетельствует о том, что никакие серьезные изменения в Беларуси не произойдут, пока Лукашенко остаётся президентом.

 "Никакие серьезные изменения в Беларуси не произойдут, пока Лукашенко остаётся президентом.". Фото: Дарья Проказа

Летом 2014 года вы в составе группы литовских правозащитников встречались с послом РФ Александром Удальцовым. Российское агентство Regnum.ru, ссылаясь на Lietuvos žinios, писало о том, что на эту встречу очень неоднозначно отреагировали литовские политологи.

Какое продолжение имел этот диалог, ведь СМИ также упоминали, что Удальцов на встрече предложил вам посетить лагерь беженцев из Донецкой и Луганской областей?

Это была интересная встреча, и я рад, что вместе с представителями двух других организаций её посетил. Мы действительно собирались посетить Ростовскую область вместе с коллегами из датского, польского и белорусского Хельсинкских комитетов.

Но переписка угасла, когда я предоставил посольству России список предлагаемых мной участников поездки. Видимо, они поняли, что мы не собираемся говорить то, что они хотят услышать, а действительно намерены провести независимый мониторинг.

Вы верите, что сегодня с Россией возможен диалог?

У нас был опыт налаживания связей между грузинскими и российскими неправительственными организациями сразу после того, как Россия оккупировала часть Грузии.

Это было время, когда даже неправительственная организация, выходя на контакт с другой стороной, становилась предателем в глазах своих соотечественников. Не только между государствами, но и между гражданами двух стран были напряжённые отношения.

 "Литва поддерживает Украину из чувства солидарности. Наша страна как никто понимает, что такое оккупация". Фото: Дарья Проказа

У нас была надежда, что мы сможем использовать этот опыт для построения диалога с Россией по поводу конфликта на Донбассе, но нам это не удалось. Возможно, у российских властей тоже появился опыт – они хотят руководить диалогом, направлять его туда, куда им выгодно.

Возможно, сейчас нам удастся найти способы урегулирования конфликта и разрешения ситуации с, прямо скажем, оккупированным Крымом и частью восточной Украины.

Литва открыто поддерживает Украину в конфликте с Россией. Для вас эта поддержка – способ защиты от возможной российской агрессии?

Эта помощь началась ещё до войны, когда мало кто знал о планах России разделить Украину на три части. Литва поддерживает Украину из чувства солидарности. Наша страна как никто понимает, что такое оккупация. Поколение, жившее в СССР, этого ещё не забыло.

Но есть и молодёжь, не знавшая советской оккупации, которая тоже очень активно включилась в помощь Украине. Я знаю литовцев, которые собирали гуманитарную помощь, помогали организовывать центры переливания крови на Донбассе.

Очень много людей и организаций, как и руководство государства, делают всё возможное, чтобы помочь Украине защититься, и чтоб российская оккупация была прекращена как можно быстрее.

Читайте також:

Олесь Зарецький: "Дисиденти свою функцію в незалежній Україні виконали"

Заряджені на боротьбу. Богдан Горинь про уроки українського дисидентства

Василь Овсієнко: "Буде другий етап розпаду імперії, адже Путін успішно веде Росію до погибелі"



Теми: Литва, Білорусь, дисиденти, спротив




АВТОРИЗАЦІЯ
Для авторизації використовуйте ті самі ім'я і пароль, що і для коментування публікацій на "Українській правді".


УВІЙТИВІДМІНИТИ
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter