Спецпроект

Велика київська повінь. Як це було

Вода увірвалася на вулиці Подолу, затопила його цілком аж до пагорбів. Спочатку вона залила погреби і підвали, а згодом увірвалася у кімнати перших поверхів. Згідно переказів, кияни ловили рибу прямо у себе вдома. 2 травня 1931 року рівень води у Дніпрі був на 8,53 метра вище за умовний нуль. (рос)

Как и любой старый город, выросший на берегах большой, полноводной реки, Киев не раз испытывал на себе силу разрушительных паводков.

Монастырские летописцы, которые писали о природных катаклизмах с не меньшей охотой, чем современная пресса, скрупулезно отмечали в своих хрониках особенно крупные наводнения. "В се ж лето бысть вода велика, потопи люди и жита, и хоромы унесе", – описывали они один из таких рекордных разливов, случившийся в 1128 году.

Обычные, умеренные паводки каждую весну подтапливали торговый Подол – таким его видели еще древлянские послы во времена княгини Ольги, а крупные разливы заставляли спасаться бегством всех жителей Плоской, низинной части нашего города.

Дніпро та набережна у 1930-ті

Киев заливало всегда. Масштабные весенние паводки постлетописных времен были отмечены в 1789, 1845, 1877, 1882, 1895, 1908, 1917 и 1942 годах.

Но самое крупное наводнение в истории Киева, по единодушному признанию специалистов, выпало на начало тридцатых годов двадцатого века, обернувшись драматической историей неравной борьбы между человеком и природной стихией.

Как ошиблись метеорологи

Прелюдией к Великому Потопу городского масштаба стала дождливая осень 1930 года. Напитавшаяся водой почва отказывалась принимать влагу, и она хлюпала под ногами в приднепровской низине.

Зимой промерзший на несколько метров грунт засыпало рекордное количество снега – в полтора-два раза больше обычной среднегодовой нормы.

Весна 1931 года наступила довольно поздно – к апрелю, и опять-таки сопровождалась большими дождями. Киевские метеорологи, в обязанности которых входило заблаговременно предупреждать город о сильном паводке, почему-то не обратили внимания на это неблагоприятное стечение климатических обстоятельств.

Поділ, весна 1931 року

Еще в начале апреля они прогнозировали умеренный паводок, который не должен был доставить больших хлопот киевлянам. Однако 19 марта обширные территории Полесья накрыло внезапное потепление. Температура воздуха подскочила до 14 градусов, единовременно растопив снега в бассейнах Десны, Припяти и верховьях Днепра.

Массы талой воды устремились вниз, к Киеву, неся на волнах хаты прибрежных сел, вывороченные с корнем осокори и трупы домашних животных. "Хляби земные" дополнились водами "небесных хлябей" – все эти дни в районе города шел почти не прекращающийся дождь.

26 апреля – этот день будто бы роковым образом предназначен для киевских катастроф – власти Киева организовали чрезвычайную комиссию по борьбе с наводнением. К этому времени было ясно, что оно может иметь рекордный размах.

Судя по воспоминаниям и документам, членов комиссии больше всего заботило положение Центральной и Киевской Районной электростанций. Эти важнейшие городские объекты, которые обеспечивали электроэнергией почти весь тогдашний Киев, находились в эпицентре начавшегося паводка.

ЦЭС располагалась тогда на пересечении Набережно-Крещатицкой и Андреевской улиц, а КРЭС – на Рыбальском полуострове, который уже начала заливать талая вода.

Битва с рекой

Царь Ксеркс высек море, а киевским властям пришлось воевать с рекой. Попытка сдержать натиск большой воды вылилась в масштабную армейскую операцию.

В борьбе с наводнением задействовали всю киевскую милицию, саперные и понтонные части Киевского военного округа и курсантов городских военных училищ. Студенты и прочие добровольцы из числа гражданских лиц записывались в дружины, которые также поступали в распоряжение "чрезвычайки".

Основная часть этих людских сил была задействована для создания заслонов на пути паводка. Строя баррикады из набитых песком мешков, земляные дамбы и заслоны из прочего подручного материала, власти пытались защитить от воды подступы к электростанциям и заводам. Защищать жилую часть Нижнего города никто не пытался – да это и не представлялось возможным.

 

Вода ворвалась на улицы Подола, залив его целиком, вплоть до холмов. Вначале она затопила подвалы и погреба, откуда даже не успели вынести хозяйственные припасы, а затем ворвалась в комнаты на первых этажах зданий – согласно преданиям, киевляне даже ловили там снесенную паводком рыбу.

Спасатели плавали по Подолу на лодках, вылавливая не умеющих плавать граждан, но чаще пострадавшие передвигались по улицам сами, утопая в воде по пояс, а то и по грудь. А жителей Труханового острова и Слободки снимали с макушек их затопленных по крыши домов.

Труханів острів


Разливанное море Днепра достигало двенадцати километров в ширину, покрыв водой все левобережные села – всего из зоны бедствия было эвакуировано около шести тысяч человек.

 


Быстрое течение несло на себе крупный и мелкий мусор, а также баржи и даже тяжелые дебаркадеры, которые серьезно повредили Русановский и Наводницкий мосты. Казалось, что, несмотря на усилия защитников электростанций, большая вода брала верх.

1931. Вода підступає до Електростанції


28 апреля паводок прорвал железнодорожную насыпь в районе Петровского железнодорожного моста, затопив станцию Киев-Петровка. Рыбальский полуостров оказался отрезанным от Киева островом, но его жители вместе с солдатами продолжали защищать КРЭС, разбирая на баррикады собственные дома.

На Набережно-Крещатицкой улице, в районе Центральной электростанции, вода поднялась на 1,63 м выше уровня мостовой, однако станция почти непрерывно продолжала свою работу.

Когда спала вода

2 мая 1931 года уровень воды в Днепре был на 8,53 метра выше условного нуля – отметку этой рекордной даты можно и сегодня рассмотреть на старом бакене в районе Рыбальского полуострова.

Только к концу мая, когда большая вода спала, он вновь соединился с "большой землей", а киевляне принялись подсчитывать убытки от наводнения.

Как оказалось, днепровские волны залили и повредили почти триста жилых домов, кожзавод, завод "Керамик", насосные станции, а также приречные хлебозаводы, создав угрозу продовольственной безопасности города.

После таких разрушительных последствий власть начала уделять больше внимания прогнозу киевских паводков, а жители Подола еще несколько весен на всякий случай связывали в узлы домашний скарб, готовясь к спешной эвакуации из домов.

Вулиця Юрківська. Рівень води 3 травня 1931 року

Стоит отметить, что именно тогда, в 1931 году, мир пережил самое катастрофическое в истории наводнение – очередной разлив Хуанхэ, который унес жизни около двух миллионов жителей Китая. А климатические факторы, похожие на те, что спровоцировали рекордный киевский потоп, еще раз угрожающе совпали в 1970–71 годах.

Однако плотина Киевской ГЭС позволила тогда избежать катастрофического паводка, который, по мнению специалистов ГКП "Плесо", мог даже превзойти размахом события тридцать первого года.

Угроза серьезного наводнения по-прежнему не является пустым звуком – особенно сейчас, когда бесконтрольный замыв береговой зоны Днепра, захваченной под застройку барских особняков, недопустимо сузил ширину речного русла.

Печальная судьба Нового Орлеана показывает, что даже ХХI век не спасает нас от большой воды – при условии халатной, равнодушной позиции "верхов".

З блогу "Андрій Манчук. Соціальний журналізм"

Дивіться також "Повінь у Києві 1970 року. ФОТО"

Оксамитова (Р)еволюція у Чехословаччині

17 листопада 1989 року силовики брутально били студентів: кількість поранених людей сягала декількох сотень. Ще того ж вечора Прагою розійшлася новина, що поліціанти забили до смерті одного студента, ця ж інформація миттєво поширилась і в західних ЗМІ.

Година папуги. Поїзд не в той бік

У свідомості генерала Лянґнер не було місця для думки, що один офіцер може зганьбитися обманом іншого. Лянґнер летів назад заспокоєний. Під крилом того літака, далеко внизу паровози тягли вагони. У вагонах сиділи польські військові. Їх везли не у той бік, про який домовлявся Лянґнер із Тимошенком і Шапошніковим.

Перше міністерство здоров’я України

На початку травня 1918 року Гетьман Павло Скоропадський розпорядився створити Міністерство народного здоров’я та опіки. В УНР часів Центральної Ради такого міністерства не було. Медико-санітарна справа раніше перебувала у відомстві Міністерства внутрішніх справ, а потім окремого департаменту при уряді

Подвійне життя КҐБіста Заваригіна: чи міг чекіст співпрацювати з ОУН?

Павло Заваригін бореться з українськими повстанцями на Тернопільщині та робить непогану кар'єру. Але в якийсь момент все починає йти не так, і врешті решт чекіст стріляє собі в голову. Збереглися спогади, згідно яких Заваригін насправді став агентом ОУН. Чи не цим пояснюється самогубство?