Анексія Криму. Голос із Петербурга

Василій Аксьонов вигадав "Острів Крим" як острів свободи. Але той перетворився на заповідник "совка", де Путін, за допомогою іншого Аксьонова, сподівається заховатися від "російського Майдану" (рос).

Анализ ситуации в Украине показывает, что угроза российского вторжения на Восток страны и аннексия Крыма - давно подготовленный спектакль, не имеющий отношения к защите русского населения "после Майдана".

Люди в масках, захватывающие то офис, то банк, руководствуясь "революционным сознанием", доверия, конечно, не вызывают.

Но не они сегодня угрожают человеческим жизням и достоинству, а донецкие погромщики и крымская "самооборона", действующие под российскими флагами и прикрываемые российским солдатами в таких же масках.

Похоже, этот спектакль задумывался не ради российского зрителя.

Единение нации вокруг приобретения знаковых территорий и внешнего врага даст лишь краткосрочный эффект. Экономический кризис и коррумпированное государство вновь активизируют протесты в России. Настоящие адресаты спектакля – Украина и мир.

Не признавая легитимности новой власти в Киеве, Кремль не только подрывает доверие к ней самих украинцев, но дестабилизирует ситуацию в стране.

Это провоцирует в Украине антироссийские настроения, которые способны привести во власть радикально-националистические элементы. Европе и США сотрудничать с ними станет сложно. Изоляция и экономический кризис смогут вернуть в Киев промосковских политиков.

Однако главный адресат геополитическоего шоу – Европа и США. Путин и его окружение рассматривают завершение "холодной войны" не как поражение, а как капитуляцию, и Крым - лишь начало "реваншизма".

Часто говорят, что Путин утратил связь с реальностью. Вовсе нет. Путин как "отец лжи" строит иную реальность, основанную на подмене понятий, где он устанавливает правила игры.

В основе его деятельности, как и ее одобрения в России, лежат ложно понятые национальные интересы. Потому что в интересах России иметь соседом сильную и равноправную с ней Украину, соблюдать международные договора и сохранять партнерские отношения с мировым сообществам.

Но эти простые мысли не вмещаются в российское сознание. Антиукраинские политика и пропаганда стали возможны потому, что большая часть россиян считает самостоятельное украинское государство и отдельную украинскую нацию лишь временным недоразумением внутри "одного народа" и "одной страны".

Ответственность за эту ситуацию, так ловко использованную "одним вождем", несут не только политики, но и образованная часть российская общества. Анекдоты про "хохлов", пренебрежительное отношение к украинскому языку, "бытовой антиукраинизм" так и не получили осуждения со стороны русской интеллигенции. Непростые поиски украинской национальной идентичности подвергались насмешкам.

Спекуляция на различиях Запада и Востока Украины позволила кремлевской пропаганде создать миф о "врагах-бандеровцах" и "братьях-украинцах". Получила развитие ложная идея о "древнерусской народности" как общем предке русских и украинцев, а фраза о Киеве как "матери городам руским", не имеющая к России никакого отношения, превратилась в экспансионистский лозунг.

Эта ответственность русской интеллигенции за сложившуюся ситуацию требует от нее новых форм взаимодействия с украинской культурой и наукой, рассчитанных на восстановления взаимного доверия в будущем.

Речь идет о смене тональности отношений, о равноправном сотрудничестве, исходящем из факта самобытности украинской нации, истории и культуры.

Научные мероприятия в Украине должны стать приоритетом для доброжелательно настроенных к ней российских исследователей, несмотря на то, что здесь их ждет клеймо "агрессоров", а дома - "национал-предателей", на которых Путин уже открыл охоту. Понадобятся неформальные связи и новые площадки для диалога взамен дискредитировавших себя официозных "совместных комиссий историков".

Этот официоз уже готов послужить состоявшейся аннексии. Буквально накануне вторжения в московской Академии наук состоялся совещание, посвященное русским археологическим экспедициям в Крыму.

Его окончание походило, скорее, на военный совет. Здесь говорилось о необходимости "усиления российского присутствия в Крыму", где у России "остались только археология и флот".

Сегодня такое присутствие на аннексированной территории даже не "ученая оккупация", а "археологическое мародерство", масштабы которого способны многократно возрасти в связи с планами превратить полуостров в ударную стройку.

Планирующим работы в Крыму российским коллегам я предлагаю задуматься, не о них ли написал Александр Галич:

И тогда в покоренный город вступаем мы - мародеры,
И мы диктуем условия,
И предъявляем права!

Крым, который уже изолирован от Украины и мирового академического сообщества, оказывается деликатной областью нового взаимодействия.

Василий Аксенов придумал "Остров Крым" как остров свободы. Но тот превратился в заповедник "совка", где Путин, с помощью другого Аксенова, надеется укрыться от "русского Майдана" - "Остров Крым 2.0".

Вступить на этот остров я не могу, пока народ Украины совместно с международным сообществом не определит его новый позитивный статус.

Однако в этом ожидании рождается "Остров Крым 3.0" как культурное пространство людей, нуждающихся во всесторонней поддержке. В этой ситуации гуманитарный проект "Остров Крым 3.0", базирующий в Украине и направленный на поддержку крымских коллег и простых крымчан, особенно тех, кто не принял фальши "воссоединения", представляется важным и реальным.

Национально ответственным украинцам и россиянам стоит задуматься о его конкретных формах, вовлекая в него международное сообщество. Потому что борьба за единую Украину и свободную Россию, в которой люди будут понимать, что лучше быть честным и порядочным, чем сильным и лживым, еще не проиграна.

Дивіться також:

Суд над фашизмом - попередження Путіну

Мій Крим. Невже в нас знову хочуть одібрати Батьківщину?

"Русский Крым"? Національний склад регіону в 1897-2001 роках

60 років разом. Як Україна відбудовувала Крим після війни і депортацій

Спасибі Катерині. Історія виселення кримських греків на Донбас

Холодна війна за Крим. Як ділили Чорноморський флот у 1990-х

Постанова про перетворення Криму в область. ДОКУМЕНТИ

Про бойову дружбу українців і кримських татар

Всі матеріали за темою "Крим"

Тарас Шамайда: Чому я претендую на посаду голови Українського інституту національної пам'яті

Ми маємо перейти від зовнішньої декомунізації до внутрішньої, ментальної деколонізації. Описати в чітких поняттях і живих символах, зрозумілих мільйонам, нашу багатоманітну, повноформатну, закорінену в минулому, але спрямовану в майбутнє країну. Це – надзавдання.

Олександр Зінченко: Як посол Мельник боровся з вітряками історії та як бути з можливим провалом у Німеччині?

Українські історики не заперечували, що Голодомор був геноцидом. Посол дезінформував українське суспільство.

Олександр Алфьоров: 1000 гривень із сумом та болем

"Не може у час війни та величезних потрясінь на банкноті бути постать людини, яка не вірила в Україну, як державу". Сьогодні до обігу вводять нові банкноти – 1000 гривень.

Олексій Мустафін: Формула Артаферна. Дипломатична помилка, що змінила хід грецької історії

У Давньої Греції теж був східний сусід. Великий і озброєний до зубів. З яким легко було домовитися про підтримку. Але якою ціною?