Повстанський рух як історична традиція

Викликавши повстанський рух, треба усвідомлювати, що дуже скоро він стане самостійною стихією з уласними цілями і власними способами їх досягнення. В цьому ряду січневі штурми 2014 року - явище історично закономірне. (рос)

История народа определяет его настоящее – тезис банальный, многократно проверенный практикой и … всеми игнорируемый. А ведь в хаосе событий исторические знания – э то порой единственная опорная точка для понимания логики и сути происходящего.

Осознать природу протестных движений, таких как украинский Евромайдан, невозможно без апеллирования к схожему историческому опыту.

Украинский код активации

Автор был одним из первых, кто в 90-е годы поднял тему деятельности повстанческой Холодноярской республики и на протяжении длительного периода занимался изучением повстанческого движения 1920-х годов в Украине.

Bсматриваясь в не столь далекие 20-е годы ХХ столетия, невозможно не заметить схожесть поведенческих реакций украинцев в условиях социального катаклизма.

В этом плане Украинская революция 1917-1921 годов, как никакое другое событие, дает нам множественные отсылки к Украине-2014. Код активации защитных механизмов прочно прошит на уровне генной памяти и автоматически срабатывает при наличии внешних и внутренних угроз.

При этом в многовековой практике борьбы за выживание, у каждого народа сложились свои индивидуальные особенности поведения в кризисных обстоятельствах. У евреев – это исход и алия, у китайцев – оградительная стена, у русских – заманивание врага в свои бесконечные просторы.

Одним из ответов украинцев на национальные угрозы становится такое неоднозначное явление, как атаманщина, и связанное с ним повстанческое движение.

Исторический код включает систему своеобразной внутренней дисперсии, подразумевающей создание множественности центров сопротивления и самоорганизации.

Причины такой реакции – тема отдельного исследования.

Атаманщина как симптом

Атаманщина – это героизм и трагедия нашей истории, которая помогала украинцам бороться и выжить, но мешала побеждать и строить. Такой своеобразный код активации и одновременной деактивации в одном флаконе.

Украинская революция 20-х годов ХХ столетия – лучшая иллюстрация к данному утверждению.

Свержение царизма в 1917-м и украинский национальный подъем очень скоро сменились ожесточенной борьбой за власть и постепенным погружением страны в безумие гражданской войны. Центральная Рада, Гетман, немцы, Директория, большевики, Деникин, поляки – сменяли друг друга с калейдоскопной быстротой.

Поговорка "Моя хата с краю", желательно с двумя пулеметами на чердаке, – из разряда фольклора превратилась в условие физического выживания. Украинцы могли полагаться только на себя.

"Единственной признанной по всей Украине властью была власть оружия", – с грустью констатирует Орест Субтельный. На протяжении 1919-1921 годов вся власть в Центральной, Южной и Восточной Украине де-факто оказалась в руках разнообразных атаманов, точное количество которых остается неизвестным по сей день.

Украинские леса и степи бороздили маленькие повстанческие армии, насчитывающие десятки тысяч бойцов: Григорьев, Тютюнык, Чучупака, Уваров, Зеленый, Орлик и многие другие. Кроме того, едва ли не в каждом хуторе имелся свой казацкий предводитель.

Украинское село перешло в режим полного самоуправления. Повсеместно возникающие сельские "республики", такие как Холодноярская атамана Чучупаки, жили своими собственными законами.

По данным историка Виктора Савченко, на территории Украины периода гражданской войны было образовано 120 так называемых республик.

Атаманщина, подобно вирусу, поразила национальный организм, лишая сил для борьбы. Разрозненность повстанческих сил, их распылённость в десятках и сотнях полупартизанских отрядах, недисциплинированность и нежелание подчиняться какому-либо командованию парализовало украинское освободительное движение.

Слабым утешением может служить то, что до 1921 года повстанчество оставалось, по сути, единственным источником дальнейшей борьбы.

Историческая традиция

Погружаясь в прошлое, нельзя не понимать, что спусковым крючком к началу конца "українських визвольних змагань" стала неспособность к национальной консолидации в масштабах страны, а не отдельного повстанческого отряда, хутора, "республики".

Захваты админзданий – это реализация высокой протестной активности на местах в условиях паралича управления. Когда власть уже не может, а оппозиция еще не в силах – возникшая лакуна заполняется теми, кто не хочет... ждать.

Исторически, украинец с враждебностью и недоверием относится к любой власти и тяготеет к максимальному ограничению вмешательства государства в его жизнь. Поэтому действия, направленные на демонтаж органов управления, будут встречены, как минимум, скрытым одобрением, а при особо "разогретой" ситуации – и активным участием.

Протестное движение поддержки Евромайдана-2014 в регионах – это стихийная попытка поиска собственного пути социальных изменений в стране со стороны активной части общества.

С другой стороны украинский исторический опыт свидетельствует, что неуправляемое протестное движение очень быстро начинает развиваться по собственным законам.

Без оглядки на власть или оппозицию...

Дивіться також:

Луганські повстанці проти комуни. 1921 рік

Петлюра проти Зеленого. Каральний похід на Трипілля

Олександра Соколовська - атаманша Маруся

Сучасні міліціонери й досі бояться Махна

Повстанці та їхні отамани. ФОТО

Інші матеріали за темою "Повстанці"

Тамара Скрипка: «Всі ми вмремо, а Україна буде жити!»

В ніч з 4-го на 5-те грудня 1934 р. НКВД арештувало по всій Україні 65 письменників.

Володимир Чистилін: Подорож до Сковороди

3 грудня – день народження діда української нації Григорія Савича Сковороди. Через два роки на державному рівні будемо святкувати його 300-ти річний ювілей. А ось як сьогодні виглядає садиба у Бабаях, де мешкав видатний філософ і творив свої "Байки Харківські". Не факт, що цієї зими історична пам'ятка зможе пережити інтелектуальний локдаун.

Олександр Зінченко: Якби Чорновіл. Можливо ми б знову жили в СРСР

1 грудня – і знову почався стогін: «От, якби у 1991 році виграв Чорновіл… Ми б жили як в Польщі… Краще, ніж в Польщі! Ми б провели люстрацію комуняк! Ми б мали своїх бальцеровичів і реформи…»

Ярослав Ведмідь: Україна розпочала наймасштабніший фандрейзинговий проєкт незалежності на створення Музею Голодомору

Голодомор. Надзвичайно важка тема для України та для мене персонально. Мої баби і діди були позбавлені свого майна, худоби, засобів праці і їх результатів. Їх зірвали з хуторів, загнали в колгоспи і якимось чудом, вони вижили в нелюдських умовах і дали життя моїм батькам. Ці історії важко відновлювати — батьки знають мало. Баби та діди померли.