Спецпроект

Свобода или смерть! Гайдамаки из Академии

Атаман Петлюра собрал всех нас и обратился с речью: "Надо напрячь все силы еще раз!". То была безумная атака – жестокая и злая. В этой последней атаке много убили гайдамаков, не было ни одного гайдамака, которого бы не задела пуля.

13 января (по старому стилю) 1918 года в Киеве объявили осадное положение. В этот же день около 22:00 отставной военный министр Симон Петлюра со штабс-капитаном Александром Удовиченко сели в последний трамвай, который шел с Крещатика на Подол, и направились в расположение 2-й Украинской военной школы.

Они искали пополнение для Гайдамацкого коша Слободской Украины, возглавляемого Петлюрой.
Несмотря на поздний час (а Петлюра и Удовиченко появились там в 23:00), руководству школы быстро удалось собрать около 200 юнкеров (курсантов) и офицеров в главном зале. На сцену поднялся Петлюра:

"Будущее свободной Украины, юноши, именно сегодня, а не потом или через год, судьба вашей Родины в ваших руках! Сегодня или никогда вы можете защитить Украину и свободу и совершить чудо!

Четыре дня назад большевистская тирания разрушила последнюю надежду всех честных жителей Российской республики – разогнала Учредительное собрание в Петрограде! Разгон сопровождался расстрелом демонстрации населения столицы и убийством депутатов Учредительного собрания.

Если большевики войдут в Киев, они также не дадут собраться украинскому Учредительному Сейму, который, как вы знаете, намечен на конец января. Большевики расстреляют ваших офицеров, как это было в Харькове в декабре, убьют ваших родных и близких, обратят вас в рабов и людей второго сорта. Вы будете бояться собственной тени!

Только вы можете защитить вечные лозунги: Свобода, Равенство, Братство! На фронте сейчас нет сил, чтобы остановить красную орду. Я верю, что только молодые львы с криком "Слава Украине!" пойдут на пулеметы, смогут изменить ход всей истории.

Я уже собрал в Киеве Гайдамацкий кош Слободской Украины, который будет освобождать Восток нашей республики... Я не приказываю, а призываю вас, юноши, стать добровольцами моей армии и записаться в курень черных гайдамаков Слободского коша! Если вы верите мне, если вы чувствуете ответственность перед Украиной – вы станете под мои знамена! Свобода или смерть! Родина или смерть!".

Руководители Гайдамацкого коша Слободской Украины

Последние слова Петлюра уже кричал. Наступила тишина. А потом – взрыв аплодисментов. После пламенной речи бывшего военного министра юнкера с криками "Слава" начали качать Петлюру на руках. Его речь всколыхнула сердца молодых воинов, и на фронт согласились идти почти все.

Поэтому провели жеребьевку: 148-150 юнкеров во главе с сотником Блаватным вступили в Гайдамацкий кош, а остальные остались в школе. Юнкера самостоятельно сделали черные знаки отличия – угольники на шинели и короткие шлыки на шапки – и стали куренем черных гайдамаков.

2-я Украинская военная школа возникла 1 ноября 1917 на базе 5-й Киевской школы прапорщиков. В ней собрали украинцев-юнкеров из разных российских военно-учебных заведений, что не успели окончить там свое обучение (они составили старший курс школы), и вчерашних гимназистов и студентов (младший курс). Общее их количество насчитывало немногим больше 400 человек. Выпуск старшего курса состоялся в декабре 1917 года.

Располагалась школа в стенах Киевской духовной академии, где находится 1-й корпус Национального университета "Киево-Могилянская академия", и Братского монастыря. Возглавлял школу подполковник Клиопа.

До начала 1918 года юнкера школы считались резервом и в боевых действиях Первой украинско-большевистской войны не участвовали. С 15 ноября 1917 юнкера (украинский аналог термина "юнкера"   юнаки, И.Б.) 2-й школы несли караульную службу у государственной казны, телеграфа, водокачки, электростанции, других важных объектов.

Однако уже в первые дни 1918 года вторжение войск Российской СФСР грозило самой столице Украинской Народной Республики. Надежных частей оставалось все меньше, органы военного управления были рассеяны и работали несогласованно, чем ухудшали и без того критическое положение. Местная красная гвардия раз за разом бряцала оружием, демонстрируя готовность выступить на стороне советских войск.

Учебный корпус Киевской духовной академии, где в декабре 1917-январе 1918 года размещалась 2-я Украинская военная школа. Ныне - один из корпусов Национального университета "Киево-Могилянская академия". Открытка начала XX века. Из книги Ярослава Тинченко "Офицерский корпус Армии Украинской Народной Республики (1917-1921)". - Книга вторая 

Утром 14 (27) января под стены Духовной академии подали трамваи, на которых юнкеров отвезли на ст. Киев-Товарный, где стояли предназначенные для них эшелоны.

12 воспитанников школы во главе с преподавателем артиллерийского дела Костем Смовским отправились на ст. Дарница для поиска пушек и впоследствии приняли участие в создании Гайдамацкого артиллерийского дивизиона Гайдамацкого коша Слободской Украины.

Необходимые приготовления куреня для отправки на фронт заняли весь день.

Только 15 (28) января Гайдамацкий кош двинулся на фронт для защиты подступов к Киеву со стороны Полтавской и Черниговской железных дорог. Кроме части под командованием Симона Петлюры была еще 1-я сотня Галицко-Буковинского куреня Сечевых стрельцов.

Они закрепились на ст. Бобрик Черниговской железной дороги. На ст. Кононовка, что к востоку от Яготина, где уже несколько дней находился авангард гайдамаков, прибыли черные гайдамаки и чета (взвод) сечевых стрельцов. Из имеющихся железнодорожных вагонов юнкера 2-й Украинской военной школы соорудили самодельный "бронепоезд".

16 (29) января 1918 года, когда за несколько километров севернее, под Крутами, украинские войска сдерживали красные отряды Муравьева, на ст. Кононовка черных гайдамаков (150 чел.) и чету сечевых стрельцов (30-40 чел.) атаковала большевистская Первая "армия" Павла Егорова, а именно ее харьковская колонна под командованием Беленковича (насчитывала 1100 штыков).

В распоряжении черных гайдамаков была одна пушка, которую они установили на железнодорожную платформу. Перед станцией гайдамаки и сечевики вырыли окопы. После полудня по обе стороны железнодорожного пути выстроились большевистские ряды – донецкие и харьковские красногвардейцы. Быстрым темпом они пошли в атаку на позиции войск УНР.

"Долго так держали черные гайдамаки и сечевые стрельцы Кононовку, пока противник не окружил их почти сплошным кольцом. Тогда обсели поезд и, отстреливаясь по сторонам, в последний момент без потерь покинули станцию, пока большевикам не  удалось сорвать рельсы на обратном пути в Киев", – писал сечевой стрелок и летописец формации Василий Кучабский.

Успешной длительной обороне Кононовки способствовало то, что три цепи красногвардейцев после первых украинских залпов потеряли организованность и смешались в кучу, попадая под взаимный огонь.

Василий Кучабский - украинский историк, публицист, политик, общественный и военный деятель

И все же, под вечер Кононовка оказалась в руках большевиков. Черные гайдамаки с сечевиками отступили к Яготину и взорвали железнодорожный мост через реку Супий. Перед Егоровым возникла еще одна значительная преграда на пути в Киев.

А пока украинские отряды пытались сдержать отряды войск РСФСР, 16 (29) января возглавляемая большевиками киевская красная гвардия подняла восстание в городе, чтобы ударом в спину ускорить падение власти УНР.

Основной силой мятежа были Подольская, Шулявская, Демеевская красные гвардии, красногвардейцы Главных железнодорожных мастерских и завода "Арсенал" (вместе 1400-1500 штыков).

17 (30) января 1918 года Петлюра собрал старшин своего штаба и всех командиров подразделений для выяснения планов дальнейших военных операций. На совещании высказывались различные настроения, но категорически прозвучало намерение вернуться в Киев, ликвидировать восстание на заводе "Арсенал" и встретить войска Михаила Муравьева на Днепре.

На реке Трубеж гайдамаки также взорвали мост и огнем отражали все попытки большевиков его восстановить. Только ночью с 18 (31) января на 19 января (1 февраля) 1918 года они оставили позиции и отступили в Киев. На восстановление моста через Трубеж отрядам Муравьева пришлось потратить два дня.

Под Киевом подразделениям Петлюры пришлось также разоружить обольшевиченый полк им. Северина Наливайко в Броварах. После этого "петлюровцы" разрушили много отрезков железнодорожного пути и взорвали несколько мостов на подступах к Киеву. Это существенно затормозило продвижение советских войск.

В киевских пригородах Симон Петлюра разделил подчиненные ему подразделения на две колонны: одна должна была вступить в Киев через Цепной мост (недалеко от современного моста метро И.Б.), другая – через Железнодорожный.

Цепной мост, Киев, кон. XIX в.

Именно последним маршрутом входили в столицу курень черных гайдамаков – 150 штыков, остатки полка им. Петра Дорошенко – 200 штыков, а кроме того в резерве колонны были 1-я Украинская военная школа и Студенческая сотня, которые отступили из-под Крут.

Колонне красных гайдамаков, сечевых стрельцов и других пришлось преодолевать Цепной мост с боем, поскольку киевские повстанцы-большевики выставили там свои заставы. Бой за мосты стоил гайдамакам и сотне им. Наливайко (из остатков одноименного полка) 20 убитых и раненых, а сечевикам – 4 убитых и 8 раненых.

Красногвардейцы потеряли около 50 убитых и раненых, оставив на поле боя 4 орудия и 12 пулеметов. Гайдамаки и сечевики взяли в плен 33-х красногвардейцев.

В 19:00 19 января (1 февраля) курень черных гайдамаков среди других подразделений Симона Петлюры вступил на окраины Киева.

На следующее утро черные гайдамаки бросились в гущу боев с восставшей красной гвардией на Печерске. Старонаводницкой улицей через Зверинец они дошли до Васильковских укреплений, где был расквартирован полк им. Тараса Шевченко, провозгласивший нейтралитет.

"Список зданий и помещений, отведенных для размещения штабов и расквартирования нижних чинов", в котором указано, что 5-я (в документе опечатка) школа прапорщиков размещалась в Киевской духовной академии на Подоле. Документ предоставлен исследователем Ярославом Тинченко

Один из гайдамаков вспоминал:

"Подходим к большому новому дому, на котором развевается белый флаг... Из окон выглядывают какие-то военные... даем несколько выстрелов "для устрашения", подходим к воротам и о, стыд! На воротах табличка: "Пехотный имени Тараса Шевченко полк ", и это он выбросил в знак "нейтралитета" белый флаг тогда, когда под арсеналом проливается украинская кровь. Стражи, увидев нас, бежали во двор, на котором начала собираться серая масса "Шевченковцев".

Мы легли за пулеметами, обращенными во двор. Гайдамаки окружили дом.

Наш комендант говорит часовым, чтобы позвали коменданта полка. Выходят какие-то старшины.

- Что значит ваш нейтралитет? спрашивает наш комендант. И почему полк не выступает на оборону Украинской Республики?

- Мы не хотим вмешиваться ... Пойдем за тем, кто победит! отвечают те насмешливо.

- Мы вас разоружим! говорит наш комендант далее.

- Пробуйте, но мы воевать не пойдем, а вам не препятствуем.

Что следовало делать с ними? Да и не было времени. Под арсеналом все сильнее клокотало и мы, оставив их, заручившись, что они против нас выступать не будут, пошли дальше, разоружая разные банды".

В течение 2 февраля отряд сотника Блаватного сосредоточился на обезвреживании 3-го авиапарка на Зверинце. Эта военная часть считалась одной из самых обольшевиченых в составе киевского гарнизона.

Наиболее враждебно настроенные к Центральной Раде авиапарковцы заняли позиции на Печерске, вступив в бой с колонной красных гайдамаков Петлюры, которая продвигалась к "Арсеналу".

Постепенно красные гайдамаки сломили сопротивление авиапарковцев, а черные заняли казармы 3-го авиапарка. Обольшевиченые солдаты, которые там находились, сложили оружие.

"По решению ревкома 3-го авиапарка воины отступили, кто на Демеевку и присоединились к железнодорожникам, а часть за Днепр и присоединились к бойцам красной гвардии, которые шли на помощь рабочим г. Киева, восставшим против Центральной Рады", – писал впоследствии советский мемуарист.

3 февраля отряд Блаватного продолжал наступление, чтобы принять участие в окружении и штурме восставшего завода.

Руководители большевистского восстания на заводе "Арсенал" в январе 1918 года в Киеве.  1-й слева – Ян Гамарник, 4-й слева – Андрей Иванов. Фото из фондов Центрального государственного архива кинофотофонодокументов Украины 

Вечером 20 января (2 февраля) войска Центральной Рады в последний раз предложили арсенальским красногвардейцам сдаться. Те предложение отклонили.

Утром 21 января (3 февраля) под "Арсенал" прибыл Петлюра. В это же время сотники Смовский и Хижняк подвезли две тяжелые пушки.

Согласно разработанному плану, штурм должен был начаться после артиллерийской подготовки тремя колоннами:

1-я колонна, главная, возглавляемая Петлюрой, состояла из красных гайдамаков, части полка им. Наливайко и 2-го куреня полка им. Хмельницкого общей численностью до 400 штыков.

Она должна была ворваться в "Арсенал" со стороны Никольской (ныне Ивана Мазепы) улицы и памятника Кочубею и Искре (сейчас на его месте пушка).

2-я колонна – полк им. Константина Гордиенко силой до 250 штыков под командованием полковника Всеволода Петрива – должна была выполнять вспомогательные функции: осуществлять демонстративный маневр атакой с Александровской улицы.

3-я колонна получила задание штурмовать "Арсенал" от Московской улицы и освободить из-под обстрела казармы 1-о куреня богдановцев.

Колонна состояла из черных гайдамаков, солдат полка им. Дорошенко и неполной (одна чета осталась для охраны Цепного моста) 1-й сотни сечевиков общей численностью до 500 штыков. Возглавлял ее командир черных гайдамаков сотник Блаватный.

Первым этапом штурма завода был захват казарм нейтрального понтонного куреня, который помогал арсенальцам. Пока части первой и второй колонн брали казармы, третья колонна уже вела ожесточенный бой на Московской улице.

Генерал Кирей, один из лучших артиллеристов царской армии, который наступал вместе с гайдамаками, лично руководил пушечным огнем. Снаряды быстро пробили грубые стены "Арсенала", и в их бреши стремительно бросились черные гайдамаки с сечевыми стрельцами.

Полковник Петрив так увидел место наступления третьей колонны сразу после боя: "Московская улица возле Арсенала вся покрыта стеклом от выбитых окон, а на ней несколько трупов. Черный ручей мазута, вытекает из разбитого резервного бака, заливая пол в зале Арсенала, вытек и на улицу, один труп подплывает: знакомый уже рисунок хозяйствования строгого бога боев Вотана ".

Всеволод Петрив – военный и общественный деятель, писатель, педагог, военный министр и генерал-хорунжий Армии УНР

Рукопашные бои в цехах и подвалах завода продолжались до глубокой ночи. Тогда только капитулировали последние красногвардейцы.

Во время штурма "Арсенала" украинские подразделения в целом потеряли более 70 человек убитыми и ранеными. Примерно такие же потери в этот день были и у арсенальцев. Более 100 красногвардейцев попало в плен. У черных гайдамаков было двое убитых (среди них хорунжий Неживый) и несколько раненых. Пленных отвели в Лавру и заперли в расположенных возле нее казармах.

Уже на следующий день красные гайдамаки под командой Петлюры отправились на штурм железнодорожных мастерских. В то же время, учитывая активность красногвардейцев в районе товарной станции (Батыева гора), сюда были направлены черные гайдамаки сотника Блаватного.

Силы красногвардейцев здесь оказались не слишком значительными, но и защитников правительства УНР на этом участке было мало, поскольку большая часть сил была задействована на Печерске или в центре города.

К тому же, к демеевским красногвардейцам присоединилась часть авиапарковцев, вытесненная черными гайдамаками из Зверинца. Это позволило большевикам в конце концов занять товарную станцию. Двигаясь вслед, черные гайдамаки вступили в бой.

"Гайдамацкие части жестоко обстреливали нас из казачьего двора и из близлежащих высоких домов из пулеметов и шрапнельными снарядами", – вспоминал участник боев с советской стороны о событиях в районе товарной станции. В ходе ожесточенных боев, которые продолжались 3-4 февраля (21-22 января) в этом районе, товарную станцию ​​удалось очистить от противника.

Сопротивление в Главных железнодорожных мастерских сломал курень красных гайдамаков с другими подразделениями. 22 января (4 февраля) 1918 года украинские войска окончательно ликвидировали семидневное восстание киевской красной гвардии. Но, несмотря на поражение, восстание свою задачу выполнило.

Предательским ударом в спину Украинской республике красногвардейцы на шесть суток оттянули на себя внимание боеспособных частей Центральной Рады, пока войска Советской России подходили к столице.

Генеральное сражение только начиналась: армии Муравьева вышли к днепровским мостам и готовились вступить в Киев.

23 января (5 февраля) началась ожесточенная борьба за столицу УНР. Гайдамацкий кош Слободской Украины, чьей задачей было контролировать центр города, закрепился в доме Купеческого собрания (ныне Колонный зал Национальной филармонии имени Николая Лысенко И.Б.).

Красные гайдамаки поддерживали связь с Галицко-Буковинским куренем Сечевых стрельцов, расположенном в Михайловском монастыре, и куренем черных гайдамаков, который отдыхал в помещении Духовной академии на Контрактовой площади.

Бронированный поезд "Стрелец" (в литературе упоминается вариант "Сечевой Стрелец") и его экипаж. Киев, 1918

В этот день боевые действия продолжались около стратегических мостов. Защитники Киева отбили лобовую атаку войск Муравьева и выдержали длительный артиллерийский обстрел. Поэтому большевики решили, кроме прямых ударов, осуществить обходной маневр: перейти по льду на правый берег Днепра в районе Вышгорода и ворваться в Киев с севера.

В ночь с 23 января (5 февраля) на 24 января (6 февраля) 1918 года 1-й полк Красного казачества во главе с Виталием Примаковым (200 "казаков") начал свой поход на Киев. Оказавшись на правом берегу, большевики через Пущу-Водицу и Куренёвку вошли на Подол. К ним начали присоединяться местные красногвардейцы.

Без лишних потерь Примаков со своими "казаками" захватил помещение 2-й юношеской школы в Духовной академии.

Виталий Примаков

23 января (5 февраля) отряды красных добрались на Печерск, а 6 февраля вражеский авангард начал угрожать товарной станции. Это был Черноморский отряд под командой Андрея Полупанова. Поскольку черным гайдамакам становилось все труднее выдерживать вражеский натиск, их усилили бронепоездом и Волонтерским отрядом полковника Константина Присовского.

В общем итоге за 6 февраля войска Муравьева захватили весь Подол, большую часть Печерска и железнодорожную станцию ​​Пост-Волынский. А уже 25 января (7 февраля) в жестоких боях красные заняли и товарную станцию. Сечевые стрельцы, которые по замыслу украинского командования должны были вернуть станцию, из-за отсутствия общей координации не прибыли на место событий.

Утром того же дня части 2-й большевистской "армии" Рейнгольда Берзина, что накануне Цепным мостом перешла на правое побережье Днепра, прошли до Почтовой площади и оказались на Подоле, откуда Александровским (ныне Владимирским) спуском двинулись наверх.

Гайдамаки, которые защищали Царский сад, у Купеческого собрания встретили большевиков пулеметными очередями и заставили их отступить назад.

Под конец дня по всему Киеву советские войска были остановлены, хотя многие районы города уже находились под их контролем. Бои продолжались около Купеческого собрания, где засели гайдамаки, под "Арсеналом" и на ул. Большой Васильковской.

Учитывая то, что все вокзалы, Подол, большая часть Печерска, часть центра оказались в руках красногвардейцев, во избежание полного окружения правительства и армии украинская власть объявила эвакуацию.

По единственному открытому пути – Брест-Литовскому шоссе (ныне проспект Победы) – ночью на запад отступила Центральная Рада с некоторыми воинскими частями. Другие украинские отряды до следующего дня должны были удерживать линию фронта Купеческое собрание - Царская (ныне Европейская) площадь - Крещатик - Бибиковский бульвар (ныне бул. Т. Шевченко) - Брест-Литовское шоссе, чтобы эвакуация была завершена полностью.

26 января (8 февраля) 1918 года в Киеве сражались уже последние арьергарды республиканских войск, которые постепенно отходили на западные окраины города. "Муравьевцы" наступали с трех направлений: со стороны "Арсенала", с Подола и с Большой Васильковской.

Днем начали отступление вольные казаки и отдельные подразделения, что защищали Крещатик. Их, со всех сторон окруженных врагами, спасла только железная воля Гайдамацкого коша, принявшего на себя атаку большевиков как с Печерска, так и с Подола. У гайдамаков не хватало сил даже ходить.

Крещатик, 1918

Сотник Александр Шпилинский вспоминал: "Ряды гайдамаков лежали в Царском саду. Сад засыпали стрельбой из-за Днепра. Большевики доходили до самого здания Купеческого Собрания, и тогда мы все с ат. Петлюрой выскакивали и переходили в наступление.

Один раз наше наступление было таким стремительным, что большевики не успели выскочить на мосты, соединявшие два сада, и там их много перебили. Весь сад был завален трупами. Это топтание на месте без минуты покоя ни днем, ни ночью очень утомило всех, а наступления красных делались еще более упорными.

Утомленные гайдамаки, отбиваясь от врага, и в наступление уже не переходили. Усталость была так велика, что даже гайдамаки заволновались: "Почему не дают помощи? Сколько будем здесь сражаться?". Наступали последние дни и последнее наше наступление.

Атаман Петлюра собрал всех нас и обратился с речью: "Надо напрячь все силы еще раз!". Это была безумная атака жестокая и злая. В этой последней атаке много убили гайдамаков, не было ни одного гайдамака, которого бы не задела пуля.

Гайдамаки уже не ходили, а лазили по саду от усталости и ранений, но ни один не хотел оставить своих. Все это уже давно перешло меру возможностей человека".

Последняя атака заставила большевиков, наступавших с Подола и Печерска, отойти на достаточно далекое расстояние. Гайдамаки и воины Республиканского офицерского отряда капитана Петра Болбочана получили возможность объединиться и совместно отступить.

Петр Болбочан – украинский военный деятель, полковник армии УНР. Реконструкция: Украинский институт национальной памяти 

Чтобы избежать обстрела со стороны Крещатика, Петлюра и Болбочан отводили своих людей через Фундуклеевскую улицу (ныне ул. Богдана Хмельницкого) и Бибиковский бульвар. Миновав Галицкую площадь (ныне пл. Победы), эти последние украинские подразделения оказались на пути отступления – на Брест-Литовском шоссе. По дороге к гайдамакам присоединились вольные казаки, а к республиканцам – офицерский отряд, что успешно защищали центр города от 1-й красной "армии" Егорова.

С наступлением темноты Гайдамацкий кош и другие подразделения Центральной Рады прибыли в с. Гнатовку к западу от Киева, где их ожидали правительственные учреждения с частями, что эвакуировались раньше. Именно в этом селе 27 января (9 февраля) 1918 остатки всех войск УНР свели в первое действительно регулярное соединение нового государства – отдельный Запорожский отряд.

Гайдамацкий кош Слободской Украины (ок. 320 чел.) остался вне этого соединения и заночевал в с. Шпитьки в усадьбе миллионера Терещенко. Его структура была следующей: курень красных гайдамаков, курень черных гайдамаков (юнкера 2-й Украинской военной школы), Атаманская конная сотня. Горстка свободных казаков также присоединилась к кошу.

В таком составе украинская армия общей численностью около 3 тысяч солдат начала наступление на Запад на соединение с австро-венгерскими и немецкими войсками, которые по условиям Брест-Литовского договора были призваны Центральной Радой в Украину.

Запорожцы с гайдамаками взяли Житомир, Коростень и Сарны, вели кровавую борьбу за Бердичев против Ровенского красногвардейского отряда Василия Киквидзе.

В Бердичеве Отдельный Запорожский отряд столкнулся с первыми немецкими частями, что преследовали обольшевиченые войска старой русской армии. В г. Малине нынешней Житомирской области на совещании командиров Симон Петлюра добился права первым войти в Киев впереди немцев и немедленно во главе своих гайдамаков и сечевых стрельцов пошел в наступление железной дорогой Коростень - Киев.

Первый бой за столицу произошел возле с. Бухтеевка (ныне с. Садки Радомышльского района современной Житомирской обл.), в результате которого красных отбросили на ст. Ирпень. В боях за станции Ирпень и Буча гайдамаки и сечевики снова столкнулись с Киквидзе.

Большевики, имея пушки, попытались контратаковать, однако подразделения Петлюры не дрогнули и нанесли им поражение. Дорога в Киев была открыта. 1 марта 1918 года (по новому стилю) в 10 часов утра Запорожские курени и Гайдамацкий кош Слободской Украины вернулись в Киев.

Симон Петлюра среди старшин и солдат 3-го Гайдамацкого полка – бывшего Гайдамацкого коша Слободской Украины Армии УНР, начало марта 1918 г. Очевидно, среди присутствующих есть и черные гайдамаки
 

В освобожденной столице началась активная работа по развитию государственного аппарата и воинских частей. Гайдамацкий кош Слободской Украины влился в созданный 3-й Гайдамацкий полк Отдельной Запорожской дивизии, ее развернули на базе Запорожского отряда.

Растворился в нем и курень черных гайдамаков, превратившись из самобытного, но полупартизанского подразделения Слободского коша, в настоящую часть регулярной армии УНР. Вскоре после взятия Киева 3-й Гайдамацкий полк во главе с новым командиром Александром Удовиченко отправился освобождать от большевиков Полтавщину и Донбасс.

А младшие курсы 2-й Украинской военной школы, которые не присоединились к Гайдамацкому кошу на собрании 14 января (по с.с.) 1918 года, были зачислены одногодками (то есть военными с правом выслуги для получения первого старшинского звания в течение года) в разные полки Отдельной Запорожской дивизии, вступили на гражданскую службу или в высшие учебные заведения.

Старшина куреня черных гайдамаков сотенный Александр Савельев, Киев, 18 марта 1918 

P.S. Кстати, по утверждению первой жены известного украинского советского режиссера и кинодраматурга Александра Довженко, в конце 1917 - начале 1918 года он также был юнкером 2-й Украинской военной школы и воином куреня черных гайдамаков.

Среди материалов дела "Запорожец", в котором органы НКВД собирали компромат на Довженко, есть протоколы допроса одного из соседей семьи Довженко по их родному селу Сосновка, где тот 13 февраля 1941 показал следующее:

"В 1918 или 1919 году, будучи в доме Довженко, я видел фотографию Александра Петровича в гайдамацкой форме. Эта фотография была в рамочке, размер примерно 9x12 см, висела на стене в квартире около недели, но потом ее спрятали.

Сфотографирован Александр Петрович был в полушубке, в шапке с треугольным верхом и кистью, подпоясанный. Это может подтвердить мой брат, который также в то время бывал в доме Довженко".

Автор выражает благодарность историку Михаилу Ковальчуку за важные дополнения к статье.

Директория: кто, почему, как?

Летом 1918 года оппозиция власти гетмана Павла Скоропадского, собранная в Украинский Национальный Союз (УНСоюз), радикализировалась. Оппозиционные деятели приступили к подготовке вооруженного восстания. Директория — руководящий орган восстания — была сформирована вечером 13 ноября 1918 года.

Томос-1930 или Как "украинский нунций" в Стамбуле боролся за автокефалию УПЦ

Как только ослаблялось имперское давление на Украину или начиналось формирование независимого Украинского государства, сразу возникал вопрос автокефалии. В период Украинской революции, когда существовало Украинское независимое государство, церковную проблему решить не удалось. Но и после поражения освободительной борьбы правительство УНР в изгнании продолжало бороться за решение этого вопроса.

Панихида по Мазепе: почему гетман Скоропадский оказывал сопротивление

9 июля в квартире директора Украинского телеграфного агентства Дмитрия Донцова зазвонил телефон. На проводе был Гетман. Хотел поговорить об Иване Мазепе...

Кто и когда придумал лозунг "Слава Украине!"

Лозунг родился в Харькове. Прогремел на всю Украину из Киева. Сохранился благодаря усилиям галичан и волынян во Львове и Ровно. Но в сборнике трудов Степана Бандеры нет популярной в интернете цитаты, которую ему приписывают: "И придет время, когда один скажет: "Слава Украине!", а миллионы ответят: "Героям слава!".