Спецпроект

Скоропадский против Деникина. Последняя миссия премьера Лизогуба

9 ноября 1918 года военный губернатор Одессы Эдуард Бельц застрелился, а командующий Восточной армией фельдмаршал Альфред Краус еще раньше выехал на родину. Федору Лизогубу не с кем было говорить. С правительственной делегацией Крыма в октябре заключено прелиминарное соглашение об автономии в составе Украинской Державы, но...

Федор Андреевич Лизогуб полгода возглавлял Совет Министров Украинской Державы. Обстоятельства приглашения его на эту должность гетман Павел Скоропадский описывает так: "Наконец я вспомнил о Федоре Андреевича Лизогубе, известном земском деятеле, впоследствии начальнике канцелярии наместника на Кавказе великого князя Николая Николаевича, кажется, товарище министра при Временном правительстве. Лично я его не знал, но его репутация говорила сама за себя. После некоторой телеграфной заминки, он приехал и занял предлагаемое ему место".

Приказ гетмана Павла Скоропадского о назначении на должность премьер-министра Украинской Державы Федора Лизогуба

Федор Лизогуб родился 6 октября 1851 года в г. Седневе неподалеку Чернигова, происходил из известного казацко-старшинского рода. Своим происхождением он очень гордился. Болгарский посол в Украине Иван Шишманов в своем дневнике записал свои впечатления от гетманского премьера:

"...сказал, что уже 250 лет его род является чисто украинским никаких польских или великорусских примесей. Основоположником был казацкий генеральный судья. По-украински не говорит, потому что служил в земстве, а там говорили только по-русски".

Федор Лизогуб – премьер-министр Украинской Державы

Лизогубы – пример сложной судьбы украинской шляхты, инкорпорированной в российскую имперскую систему. Его предки знали царскую ласку и гонения. Отец дружил с Тарасом Шевченко. Родной брат Дмитрий, один из основателей "Народной воли", был казнен за подготовку покушения на царя Александра II.

Федор Андреевич в 1888 году получил высшее агрономическое образование и почти десять лет был Городнянским уездным гласным. Имел 1,5 тыс. десятин земли, дома в Чернигове и Киеве.

Около 15 лет возглавлял Полтавское губернское земство и немало сделал для развития в крае украинской культуры. В 1915-1917 гг. служил советником по вопросам внедрения в крае земской реформы царского наместника на Кавказе великого князя Николая Николаевича.

Тарас Шевченко в 1846 году сделал рисунок родового имения Лизогубов

При Временном правительстве работал начальником отдела в Министерстве иностранных дел. Возглавлял комиссию по выработке нового порядка рассмотрения заявлений иностранных подданных о принятии в российское гражданство.

После октябрьского переворота в Петрограде вернулся в Украину. Принадлежал к партии октябристов, которая на выборах в Учредительное собрание передала свой электорат кадетам. Был женат на Александре Левиц, имел трех дочерей.

Федор Лизогуб вынес основную тяжесть организации деятельности правительственной команды Гетмана. Ему удалось наладить достаточно продуктивную работу членов кабинета министров, функционирование аппарата Совета Министров, совершенствование института государственной службы, структур местной администрации.

В одном из интервью он заметил: "Наш лозунг работа, а не политика".

Страница берлинской газеты "Berliner Tageblatt und Handels-Zeitung" от 19 августа 1918 с интервью Федора Лизогуба

Павел Скоропадский в воспоминаниях оставил довольно пространные, в общем, положительные характеристики и оценки деятельности премьера:

"Председатель совета министров, Федор Андреевич Лизогуб, принадлежит к известному в истории Украины роду, члены которого играли у нас далеко не второстепенную роль.

Небольшого роста, с сединой, довольно коротко постриженной бородкой, воспитанный с мягкими манерами, он производил очень благоприятное впечатление, особенно на иностранцев, тем более что хорошо говорил по-французски и тем самым он легко входил с ними в непосредственный контакт".

Гетман конспиративно вел поиски новой кандидатуры главы правительства, делая предложения известным деятелям Петру Дорошенко, Илье Шрагу и Дмитрию Багалею.

И все же после правительственного кризиса в октябре 1918 года Федор Лизогуб остался во главе нового кабинета, пополненного украинскими деятелями. Каденция второго правительства Федора Лизогуба длилась всего три недели – с 24 октября по 14 ноября.

Федор Лизогуб во время официального визита в Германию

В исторической и справочной литературе единодушно утверждается, что Федор Лизогуб подал в отставку 14 ноября 1918 года после провозглашения гетманом грамоты о федерации Украины с небольшевистской Россией.

Это не соответствует действительности, поскольку 8 ноября он оставил Киев и уже больше в столицу не вернулся, а потому официально сложить полномочия председателя Совета Министров никак не мог.

Изучение недавно опубликованных протоколов заседаний правительства четко показывает, что 7 мая было первым днем ​​работы Федора Лизогуба во главе Совета Министров Украинской Державы, а 7 ноября фактически стало последним днем ​​его председательства в правительстве.

Исполнял обязанности премьера министр финансов Антон Ржепецкий, который и вел заседание правительства с 8 по 14 ноября, то есть до его отставки. В журналах заседаний он подается как "заменяющий место председателя", "исполняющий обязанности председателя".

То есть Федор Лизогуб формально оставался председателем Совета Министров, а его командировки в Крым не афишировались из-за нежелания Павла Скоропадского раскрыть поиск контактов с великим князем Николаем Николаевичем.

Федор Лизогуб с гетманом Павлом Скоропадским

Сведения об обстоятельствах внезапного и вместе с тем малозаметного ухода Федора Лизогуба от руля Совета Министров в журналах его заседаний отсутствуют. Ничего об этом не пишет и гетман в воспоминаниях.

Один из самых информированных тогдашних деятелей Евгений Чикаленко в дневниковой записи 11 ноября фиксирует слухи о том, что Лизогуб, Ржепецкий и Рогоза вышли из кабинета министров.

Это не так, ведь последние два участвовали в заседаниях до 14 ноября, а Федор Лизогуб в это время не мог прибегнуть к публичной отставке.

Некоторый свет на эту коллизию проливают воспоминания тогдашнего министра внутренних дел Виктора Рейнбота:

"Вскоре выехал премьер Лизогуб в Одессу для урегулирования отношений с австрийским главным командованием, для переговоров с Крымом, с которым, очевидно, безосновательно была затеяна не нужная таможенная война.

В Одессе же предусматривалось устроить совещание о Южном союзе: Украина, Дон, Кубань, Терек ".

Вероятно, именно так объяснил премьер коллегам цели своей командировки, хотя в протоколах заседания правительства никакой информации об этом нет.

Формально потребность в такой поездке была. Дезорганизация австро-венгерских войск, стихийный выезд на родину создавали опасную ситуацию на юге Украины.

Ведь анархия в войсках Дунайской империи достигла таких масштабов, что 9 ноября военный губернатор Одессы фельдмаршал Эдуард Бельц застрелился, а командующий Восточной армией фельдмаршал Альфред Краус еще раньше уехал на родину, и Федору Лизогубу ни с кем было говорить.

Гетман и премьер

С правительственной делегацией Крыма в октябре было заключено прелиминарное соглашение об автономии края в составе Украинской Державы, которое не получило завершения.

В это время полуостров уже занимали деникинские части, а Сулеймана Сулькевича во главе правительства сменил известный кадетский деятель Соломон Крым.

Как сообщали газеты, 11 ноября Федор Лизогуб прибыл в Севастополь, где его встречал командующий Черноморским флотом адмирал Вячеслав Клочковский и чины Главного морского штаба.

Возможно, Федор Лизогуб намеревался ускорить передачу немцами кораблей флота Украине, но вскоре Антон Деникин назначил адмиралов украинской службы: Василия Канина – командующим Черноморским флотом, а Вячеслава Клочковского – главным комендантом Севастопольского порта.

Если предположить, что поездка действующего премьера имела дипломатический характер, то она не имела успеха.

"Тихую" отставку премьера инициировал Павел Скоропадский. В условиях поражения Германии уже с октября 1918 он начинает поиск контактов с представителями Антанты. С этой целью в Германию, а затем Швейцарию выезжает министр иностранных дел Дмитрий Дорошенко. Опытный дипломат царских времен Иван Коростовец был направлен в Яссы, где находились командование и миссии стран Согласия.

Он привез оттуда неутешительные сведения: представители Антанты не собирались признавать независимость Украинской Державы.

Гетман понимал, что для получения их расположения надо демонстрировать смену политического курса, до сих пор ориентированного на Четверной союз.

После падения Германской империи Павел Скоропадский уже окончательно склонился к мнению об участии Украинской Державы в возрождении России.

Более того, были попытки именно гетманат сделать инициатором и центром объединения антибольшевистских сил для освобождения России от большевизма.

Еще в начале ноября во время встречи с атаманом Всевеликого Войска Донского Петром Красновым на станции Скороходово под Полтавой Павел Скоропадский выдвинул идею объединения Украины, Дона, Добровольческой армии, Кубани, Грузии, Крыма для совместной борьбы против большевиков.

Товарищ министра иностранных дел Александр Палтов, личный адъютант гетмана Василий Кочубей и премьер-министр Федор Лизогуб

Петр Краснов проникся этим замыслом и пытался убедить в этом руководство Добровольческой армии.

Однако у Антона Деникина были несколько иные подходы к перспективам борьбы против большевистской России и собственной роли в ее организации. Он небезосновательно видел себя во главе объединенного командования, поскольку пользовался полной поддержкой Антанты.

В то время, когда Украинская Держава и Всевеликое войско Донское были фактическими союзниками Центральных держав, Павел Скоропадский, у которого были напряженные отношения с командующим Добровольческой армии, явно противился этому.

"Крымская" миссия Федора Лизогуба главным образом была связана с тем, что Павел Скоропадский не хотел, чтобы генерал Антон Деникин взял на себя роль освободителя России. Вожди Добровольческой армии – покойный к тому времени Михаил Алексеев и его преемник Антон Деникин – четко определились с ориентацией на Антанту как союзника России в борьбе против держав Четверного союза.

Альянс гетмана с немцами они осуждали, а задекларированная государственная независимость Украины квалифицировалась как "национальный шовинизм". Антон Деникин писал о гетманате и других вновь созданных государствах, как о таких, "за призрачной самостоятельностью которых виднелась сила немецкого меча и капитала".

Павел Скоропадский поддерживал отношения с генералом Михаилом Алексеевым – фактическим основателем Добровольческой армии. Переписку с ним гетман считал частной. Что касается помощи оружием, то "всегда шел навстречу его армии".

При этом гетман отмечал, что немцы "окружили меня усердным наблюдением, поэтому передача оружия Алексееву, а потом Деникину всегда имела определенные трудности". Когда в октябре 1918 года Михаил Алексеев умер, Павел Скоропадский велел отслужить в гетманской церкви торжественную панихиду и объявить в прессе о кончине генерала.

Однако со вступлением Антона Деникина на должность командующего Добровольческой армии, по словам Павла Скоропадского, "отношения сразу изменились, началась очень сильная агитация среди офицеров против меня и формируемых мной частей".

Гетман попытался наладить связи со штабом Добрармии и послал в Новочеркасск своего представителя полковника Александра Кислова, но паритетного ответа со стороны руководства Добрармии не было.

С целью поиска фигуры, способной возглавить все антибольшевистские силы на территории Российской империи и таким образом не допустить Антона Деникина к верховному командованию, гетман посылает своего премьера на переговоры с бывшим главнокомандующим русской армии великим князем Николаем Николаевичем, который проживал в Крыму в имении Дюльбер.

Дворец Дюльбер в Крыму, куда ездил Федор Лизогуб на переговоры с великим князем Николаем Николаевичем

Дворец Дюльбер в Крыму, куда ездил Федор Лизогуб на переговоры

с великим князем Николаем Николаевичем

Выбор посланника был вполне обоснованным, поскольку Федор Лизогуб был хорошо знаком с великим князем. Фактически он заведовал канцелярией Николая Николаевича – царского наместника на Кавказе в 1915-1916 гг. – занимаясь внедрением земского самоуправления в крае.

Федор Лизогуб посетил великого князя в Крыму, но тот не принял предложений Павла Скоропадского стать во главе объединенных антибольшевистских сил.

Получив от Федора Лизогуба сведения об отказе Николая Николаевича, Павел Скоропадский активизировал усилия по подготовке проведения в Киеве конгресса представителей всех государств, созданных на территории бывшей Российской империи.

16 ноября Совет Министров принял постановление: "Признать организацию конгресса крайне желанной".

Министру иностранных дел Георгию Афанасьеву поручили войти в сношения со всеми заинтересованными государствами. МИД рассылал телеграммы новообразованным государствам, разрабатывал программу конгресса, который должен рассмотреть вопрос общего плана борьбы с большевиками, отношение к Антанте, Германии и ее бывшим союзникам нейтральных государств, установление в России крепкого государственного строя.

К подготовке конгресса присоединился и лично Павел Скоропадский. В гетманской резиденции он созвал совещание представителей Войска Донского, Терского казачества, Кубани и Грузии с целью обсуждения вопросов будущего объединения и общего положения.

Гетман намеревался направить письма ко всем государствам, что теперь отделились от России. В штабе Добровольческой армии предложение украинской стороны было получено от Донского правительства в конце ноября.

Деникинский генерал Абрам Драгомиров направил письмо о согласии принять участие в конгрессе, но оговорил, что собрание должно пройти в Екатеринодаре или Симферополе, поскольку Киев был почти полностью окружен повстанцами Директории.

Содержалось также возражение против приглашения грузинского правительства, враждебно настроенного к России и Добровольческой армии. Отмечалось, что командование Добровольческой армии не собирается пересматривать свои отношения с союзной Антантой. Министр Георгий Афанасьев поспешил телеграммой уведомить генерала Антона Деникина, что украинские силы, возглавляемые гетманом, в согласии с Доном и параллельно с Добровольческой армией направляются на борьбу с большевиками для восстановления единства России.

Копия письма Министерства иностранных дел Украинской Державы Атаману Всевеликого войска Донского о добрососедских отношениях. 17 июля 1918 г. Из фондов ЦДАВО

В ответ Антон Деникин предложил договориться по вопросам единого фронта и единого командования для борьбы с большевиками и единого представительства на международной конференции.

Однако представитель Антанты на Кубани объявил генерала Антона Деникина главнокомандующим всех вооруженных сил, действующих против большевиков, в том числе и в Украине.

Гетман оказался в довольно сложной ситуации: принимать верховенство Антона Деникина он не хотел, но и идти против воли Антанты тоже не мог.

На заседании Совета Министров было решено поручить премьеру Сергею Гербелю устно сообщить представителю Добрармии в Киеве генералу Петру Ломновскому о том, что украинское правительство не отрицает необходимости объединения командования в борьбе против большевиков, но считает, что такой личностью не может быть лицо, которое стоит во главе одной из армий, которые объединяются.

Этот завуалированный протест не произвел никакого влияния на утверждение Антона Деникина в качестве главнокомандующего.

29 ноября Антона Ржепецкий, который замещал больного премьера Сергея Гербеля, доложил правительству о переговорах с представителем Добровольческой армии о "налаживании более тесного общения украинского правительства с командованием Добровольческой армии".

Было решено ассигновать на нужды ее командования 10 миллионов рублей из средств Государственного казначейства. Совет Министров шел на такие расходы еще и учитывая угрожающее положение Киева, фактически окруженного повстанцами.

На этом же заседании обсуждался вопрос о возможности приглашения частей Добрармии "для борьбы с внутренними большевиками, преимущественно в Екатеринославской и Харьковской губерниях".

Во время пребывания Федора Лизогуба на полуострове в Киеве произошли события, которые автоматически лишили его полномочий главы правительства.

14 ноября Павел Скоропадский провозглашает курс на федерацию с небольшевистской Россией и формирует новый состав правительства во главе с министром продовольственных дел Сергеем Гербелем – бывшим Харьковским губернатором, членом Государственного совета, горячим адептом возрождения великой России.

Вполне понятно, что участие в этом кабинете Федора Лизогуба, тесно задействованного в сотрудничестве с Германией и кавалера немецкого ордена Красного орла, было абсолютно исключено.

Федор Лизогуб вернулся в Одессу и оттуда пытался выехать в Киев, но железная дорога уже находилась под контролем повстанческих войск, которые приняли сторону Директории УНР. Один из российских офицеров в воспоминаниях писал: "Помню, между прочим, вагон и Ф.А. Лизогуба, который стоял на путях рядом с нашим и недавно только прибыл из Крыма. Федор Андреевич только что побывал там у Великого князя Николая Николаевича с поручением от гетмана П.П. Скоропадского".

Одна из дочерей Федора Лизогуба - Вера, осталась под советской властью, работала библиотекарем

Вернуться в Киев он уже не смог и остался на территории, подконтрольной Вооруженным силам Юга России.

Некоторое время был в группе консультантов по украинскому вопросу при гражданской администрации Петра Врангеля.

В 1920 году уехал в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, где и умер в 1928 году.

Директория: кто, почему, как?

Летом 1918 года оппозиция власти гетмана Павла Скоропадского, собранная в Украинский Национальный Союз (УНСоюз), радикализировалась. Оппозиционные деятели приступили к подготовке вооруженного восстания. Директория — руководящий орган восстания — была сформирована вечером 13 ноября 1918 года.

Томос-1930 или Как "украинский нунций" в Стамбуле боролся за автокефалию УПЦ

Как только ослаблялось имперское давление на Украину или начиналось формирование независимого Украинского государства, сразу возникал вопрос автокефалии. В период Украинской революции, когда существовало Украинское независимое государство, церковную проблему решить не удалось. Но и после поражения освободительной борьбы правительство УНР в изгнании продолжало бороться за решение этого вопроса.

Панихида по Мазепе: почему гетман Скоропадский оказывал сопротивление

9 июля в квартире директора Украинского телеграфного агентства Дмитрия Донцова зазвонил телефон. На проводе был Гетман. Хотел поговорить об Иване Мазепе...

Кто и когда придумал лозунг "Слава Украине!"

Лозунг родился в Харькове. Прогремел на всю Украину из Киева. Сохранился благодаря усилиям галичан и волынян во Львове и Ровно. Но в сборнике трудов Степана Бандеры нет популярной в интернете цитаты, которую ему приписывают: "И придет время, когда один скажет: "Слава Украине!", а миллионы ответят: "Героям слава!".