Спецпроект

Томос-1930 или Как "украинский нунций" в Стамбуле боролся за автокефалию УПЦ

Как только ослаблялось имперское давление на Украину или начиналось формирование независимого Украинского государства, сразу возникал вопрос автокефалии. В период Украинской революции, когда существовало Украинское независимое государство, церковную проблему решить не удалось. Но и после поражения освободительной борьбы правительство УНР в изгнании продолжало бороться за решение этого вопроса.

Рассекречивание и обнародование в последнее время архивов Службы внешней разведки Украины проливает свет на отдельные неизвестные страницы украинской истории, в частности, связанные с попытками руководства Украинской Народной Республики в изгнании получить согласие Вселенского Патриархата на автокефалию Украинской православной церкви.

В июне 1930 года состоялся визит Председателя Совета Министров УНР в изгнании Вячеслава Прокоповича в Стамбул. Его главным событием стала личная встреча В. Прокоповича с тогдашним Вселенским Патриархом Фотием II, в ходе которой был поднят вопрос Томоса для УПЦ.

Организация визита и аудиенции председателя правительства УНР в изгнании у Вселенского Патриарха стала возможной благодаря настойчивой и кропотливой работе представителя правительства УНР в Стамбуле Владимира Мурского, его коммуникабельности, личным качествам и способностям.

Владимир Мурский

Фото предоставлено Мирославом Петривым 

Кстати, недавно авторам этой статьи посчастливилось на расстоянии познакомиться с господином Мирославом Петривым из Канады, внуком родной сестры Владимира Мурского – Иванны Петрив. Благодаря полученным от М. Петрива сведениям удалось узнать, что Владимир Мурский был внуком Михаила Вербицкого – автора музыки Государственного гимна Украины, священника УГКЦ.

Возможно, именно благодаря семейному религиозному воспитанию он вырос глубоко верующим человеком и прекрасно понимал важность религиозного вопроса в борьбе за украинскую независимость. В то же время, в семье Мурских всегда царила религиозная толерантность, так как жена Владимира – София Вольская-Мурская была католичкой.

 Михаил Вербицкий 

Поэтому, прибыв на берега Босфора в начале 1929 года в качестве представителя правительства УНР в изгнании Владимир Мурский сразу начал работу по установлению тесных контактов с православным духовенством Стамбула, прежде всего, с представителями Вселенского Патриархата и других христианских общин города. Он понимал, что такие связи нужны ему еще и для выполнения его основных, дипломатических функций, предписанных правительством УНР.

Чуть ли не первым настоящим другом В. Мурского в Стамбуле стал заместитель Болгарского экзархата митрополит Борис, сближению с которым способствовала учеба Бориса в конце XIX века в Киевской духовной академии вместе с одним из руководителей УНР Александром Лотоцким.

Дружба с Борисом не ограничивалась только поздравлениями в религиозные праздники и обменом подарками. Они много встречались и общались в свободное время.

Так, 23 января 1930 года В. Мурский вместе с секретарем украинского общества Стамбула Н. Забелло по поручению А. Лотоцкого прибыл к болгарскому митрополиту Борису и имел с ним почти 4-х часовую беседу. Обсуждались международные дела в контексте украинского вопроса, проблемы развития украинской церкви, судьба украинских эмигрантов в Турции, Болгарии и на Балканах в целом.

Митрополит обещал помочь украинским эмигрантам в Болгарии, а украинская делегация, в свою очередь – информировать владыку о развитии украинских дел и обеспечивать соответствующей литературой. Достигли договоренности об ответном визите митрополита Бориса.

Указанный визит произошел 27 января 1930 года. Митрополит вместе с личным секретарем Николовым посетил дом В. Мурского. Во время обеда состоялось дальнейшее знакомство митрополита с Украиной, ее историей, культурой, искусством, особенно с орнаментами и вышивкой, современным состоянием и планами на будущее эмиграционного правительства. Представителями украинской общины были переданы митрополиту необходимые информационные материалы об Украине.

 Вселенский Патриарх Фотий II

19-20 апреля 1930 года накануне и в день Пасхи В. Мурский и представители украинской общины Стамбула от имени Президента УНР в изгнании подарили митрополиту Борису в честь праздника стилизованные украинские иконы, которые были освящены и помещены на почетное место в болгарской митрополичьей церкви.

После пасхального богослужения митрополитом Борисом В. Мурский был представлен сотрудникам дипломатического корпуса Болгарии в Турции, послу и консулу, а также другим выдающимся деятелям болгарской диаспоры.

21 мая 1930 года В. Мурский и Н. Забелло были приглашены на организованное митрополитом Борисом празднование болгарской общиной Стамбула дня Кирилла и Мефодия.

Вероятно, что именно при содействии Бориса, а также некоторых активистов украинской общины Стамбула, В. Мурский очень быстро установил личное знакомство с чиновниками Вселенского Патриархата, а впоследствии и с Патриархом Фотием II. В течение 1929-30 годов В. Мурского непременно приглашали на литургии, которые проводились в кафедральном соборе Константинополя – Церкви Св. Георгия в Фанаре.

Церковь Святого Георгия. Стамбул. Район Фанар

Фото: Википедия

Об особом отношении Вселенского Патриарха к В. Мурскому свидетельствует в частности тот факт, что во время встречи с В. Прокоповичем он неоднократно называл В. Мурского "майн фройнд" ("мой друг" разговор велся на немецком языке).

Активность В. Мурского и его умение быть полезным в религиозных вопросах не остались незамеченными в руководстве УНР. Недаром в одном из своих писем вице-премьер и министр внутренних дел правительства УНР в эмиграции А. Лотоцкий, отмечая чрезвычайно важную роль В. Мурского в решении вопросов украинской церкви, в частности, проблем признания Украинской православной церкви в Америке, называл В. Мурского украинским нунцием в Стамбуле.

Кстати, А. Лотоцкий не случайно давал высокую оценку деятельности В. Мурского. Он на личном опыте убедился насколько сложно, как непросто решать церковные дела. В 1919-1920 годах, будучи чрезвычайным послом УНР в Турции, А. Лотоцкий уже занимался переговорами с Вселенским Патриархатом относительно предоставления автокефалии Украинской православной церкви.

Можно сказать, что то была первая попытка получения Томоса об автокефалии, которая, к сожалению, не имела успеха. Формальным поводом для отказа в рассмотрении этого вопроса стало отсутствие в то время на престоле Вселенского Патриарха, выборы которого должны были состояться позже. Подробнее об этой истории можно узнать из книги воспоминаний А. Лотоцкого "В Царьграде".

 Александр Лотоцкий 

Таким образом, в начале 1930 года, благодаря работе В. Мурского, были созданы благоприятные условия и возможность начать прямые контакты руководства УНР с Константинопольской православной церковью.

О визите главы правительства УНР в Стамбул В. Мурскому было сообщено в конце мая 1930 года. Планировалось, что В. Прокопович посетит Стамбул транзитом. Главной целью поездки виделось его участие в конгрессе православного духовенства, созванного Вселенским Патриархом на Афоне, где Премьер надеялся выступить с докладом о состоянии церкви в Украине и эмиграции и просить о признании автокефалии украинской церкви.

Посол УНР в Варшаве Роман Смаль-Стоцкий в связи с этим обращался к В. Мурскому с просьбой взять на себя организацию визита В. Прокоповича. В письме, в частности, указывалось:

"... 3) Господин премьер поручает Вам соответственно подготовить патриархат (очень осторожно) и проверить возможность аудиенции у Патриарха.

4) Быть готовым к поездке в Салоники к месту конгресса. Возможно, придется задержаться в городе Кариес. Соберите, пожалуйста, всю необходимую информацию о дороге путешествия.

5) На время пребывания господина премьера, пожалуйста, будьте его секретарем и всюду словом и делами предоставляйте ему поддержку...".

     Из письма Г. Смаль-Стоцкого - ОГА СВР Спр. 12617. Т. 15. Арк. 264

Визит В. Прокоповича в Стамбул имел конфиденциальный характер. О нем не сообщалось в прессе, не организовывалась официальная встреча. Решение не афишировать визит было вызвано, скорее всего, внешними факторами.

Руководство УНР в изгнании пыталось избежать излишнего давления на Вселенский Патриархат, во-первых, со стороны Русской православной церкви, которая в то время уже контролировалась советской властью, во-вторых, со стороны официальной Анкары, которая традиционно очень нервно реагировала на любую международную активность Фанара.

Итак Председатель Правительства УНР в изгнании В. Прокопович прибыл в Стамбул 8 июня 1930 года пароходом из Румынии в сопровождении князя Георгия Накашидзе – грузинского эмигранта, известного деятеля движения "Прометей", а также епископа Серафима, который всего за 4 месяца до того бежал из большевистского Харькова и поселился в Варшаве.

В. Прокопович во время визита жил в доме В. Мурского в стамбульском пригороде Ешилкьой, более известном под историческим названием Сан-Стефано.

На следующий день состоялась встреча В. Прокоповича и В. Мурского с представителями генерального консульства Польши, на которой по ряду причин международного и внутриполитического характера было принято решение отказаться от поездки в Грецию, а сосредоточить усилия на организации встречи с Вселенским патриархом.

Визит Премьера УНР в Стамбул продолжался до 15 июня и был очень насыщен событиями. За это время он провел рабочие встречи с активистами украинской общины Стамбула, Генеральным консулом Польши в Стамбуле, лидером крымскотатарской эмиграции в Турции Джафером Сейдаметом, написал более десяти писем руководителям УНР в Париж, Варшаву, Вену.

Большое впечатление на В. Прокоповича произвела встреча с болгарским митрополитом Борисом, состоявшаяся 14 июня. О ней председатель эмигрантского правительства оставил исключительно положительные характеристики. Прокопович в письмах к Андрею Ливицкому, Александру Лотоцкому и Александру Шульгину писал следующее:

"...Очень хорошее впечатление произвел на меня простотой и симпатией к нам и пониманием дела – местный митрополит Болгарский. Это наш большой друг и принимал меня чрезвычайно..."; "...Болгарский митрополит меня просто очаровал простотой и пониманием нашего дела: говорили много и содержательно..."; "...Хорошие впечатления вызвала встреча с местным болгарским митрополитом. Это наш друг и может помочь по работе в Болгарии...".

Однако главным событием визита стала встреча В. Прокоповича с Вселенским Патриархом. Она состоялась 12 июня 1930 года. Кроме В. Прокоповича и Фотия ІІ на встрече присутствовали В. Мурский и секретарь украинской общины Стамбула Н. Забелло.

 Вячеслав Прокопович 

По свидетельствам участников встречи она прошла в очень теплой атмосфере. Во время аудиенции после длительного обсуждения дел Украинской церкви и эмиграции, ситуации в Украине в целом, Премьер УНР вручил Вселенскому Патриарху документ, подтверждающий его полномочия как представителя Высшего совета украинских эмигрантов, а также Меморандум за собственной подписью. Текст этого документа небольшой, поэтому считаем целесообразным привести его полностью:

"Стамбул. 12 июня 1930 года.

Его Святейшеству Фотию ІІ, Вселенскому Патриарху в Константинополе

Ваше Святейшество.

В качестве делегата Высшего Совета Украинских Эмигрантов я имею честь обратить внимание Вашего Святейшества на следующие факты:

1. Нынешнее положение православного населения Украины не дает ему возможности удовлетворять свои религиозные потребности и упорядочить свою духовную жизнь, а также свободно проявлять свою волю.

Украинские эмигранты, которые сейчас находятся вне своей родины, считают своим долгом просить Ваше Святейшество не отказаться обратить благосклонное внимание на религиозную жизнь Украины. Эта жизнь должна развиваться после реставрации независимости нашей родины, и восстановление духовных отношений с Вселенским Патриархатом согласно историческим традициям, а также в соответствии с волей нации, надлежит создать Автокефальную церковь в независимом государстве.

2. Религиозные чувства и необходимость удовлетворять духовные потребности имеют особое значение для украинских эмигрантов. Разделенные со своей родиной и рассеянные по всему миру украинцы формируют многочисленные приходы, которые насчитывают тысячи верующих, что группируются вокруг них.

Украинские эмигранты, традиционно преданные святой православной религии, были бы несказанно рады найти защиту у Вселенского Патриарха, под управлением которого их духовная жизнь могла бы развиваться и удовлетворять их духовные потребности.

Таким образом, Высший Совет Украинских Эмигрантов позволяет себе просить Ваше Святейшество не отказать принять в свое ведение украинских верующих, находящихся в западной и центральной Европе, и считать их отныне своей паствой.

Делегат Высшего Совета Украинских Эмигрантов

Вячеслав Прокопович".

 Копия меморандума, представленного В. Прокоповичем Вселенскому Патриарху Фотию ІІ.

Источник: ОГА СВР Украины. Спр. 12617. Т.1. Арк.27

Копия меморандума, представленного В. Прокоповичем Вселенскому Патриарху Фотию ІІ.

Источник: ОГА СВР Украины. Спр. 12617. Т.1. Арк.27

Таким образом, премьер УНР в Меморандуме просил Вселенского Патриарха содействовать в создании, после восстановления государственной независимости Украины, Украинской автокефальной церкви, а также о принятии под юрисдикцию Вселенского Патриарха православной украинской эмиграции.

По свидетельствам участников встречи, в том числе самого В. Прокоповича, Вселенский Патриарх дал положительный ответ на оба пункта Меморандума. Он благословил украинскую эмиграцию и обещал собеседникам всяческое содействие в решении вопросов украинской церкви, в частности рассмотрения в Священном Синоде.

После встречи В. Прокопович поблагодарил В. Мурского за организацию аудиенции и написал несколько очень оптимистичных писем другим руководителям УНР.

Также при содействии В. Мурского 13 июня состоялась встреча Фотия ІІ с епископом Серафимом, прибывшем в Стамбул вместе с В. Прокоповичем. По словам премьера, этот разговор был продолжением основной встречи.

В. Прокопович оставил Стамбул 15 июня 1930 года и поездом уехал в Софию. На вокзале его провожали В. Мурский, активистки украинского общества, Д. Сейдамет, Генконсул Польши.

Встреча с Вселенским Патриархом произвела большое впечатление на лидеров УНР. Еще в бытность Вячеслава Прокоповича в Турции Владимир Мурский получил указание готовиться к визиту Председателя Директории УНР Андрея Ливицкого и Военного министра УНР в изгнании Владимира Сальского, которые должны были прибыть в Стамбул уже в конце июля 1930 года.

Однако этот визит не состоялся, вероятно, из-за конфликта, который тогда разгорелся внутри Государственного центра УНР в изгнании между сторонниками А. Ливицкого и В. Сальского. Следует также отметить, что В. Мурский организовал аудиенцию у Фотия ІІ и для князя Г. Накашидзе. Показательно, что грузины, как и украинцы, под имперским давлением России потеряли независимость своей церкви. Поэтому Г. Накашидзе на приеме у Вселенского Патриарха также поднимал вопрос автокефалии Грузинской православной церкви.

Контакты представителя правительства УНР в Стамбуле В. Мурского с Вселенским Патриархом продолжались и после завершения визита В. Прокоповича и возвращения последнего в Варшаву. 1 января 1931 года В. Мурский вместе с Н. Забелло, посетив службу в церкви Патриархии, были на приеме у Вселенского патриарха в Парадном зале Патриархии, где получили его благословение и имели беседу с ним и его личным секретарем Папа-Иоанну.

Вселенский Патриарх был очень приветлив с представителями украинской общины Стамбула. В. Мурский, пользуясь случаем, вручил ему экземпляр своей только опубликованной книги "Украина и ее борьба за независимость".

В Патриархии находились под значительным влиянием обращения, поступившего от украинской паствы Америки (более 400 тыс. человек) о принятии Украинской автокефальной церкви Америки в прямое подчинение Вселенского Патриарха. Папа-Иоанну заверил В. Мурского, что вопрос о предоставлении автокефалии будет рассматриваться на ближайшем Вселенском Соборе, который должен был состояться в начале 1932 года.

Тема Украинской автокефальной церкви Америки поднималась В. Мурским в Патриархате и в дальнейшем. Проблемы внутренней борьбы в среде американского православного духовенства обсуждались с секретарем Папа-Иоанну 10 июля и 13 августа 1931года.

По их результатам В. Мурским был подан специальный меморандум. Документ и содержание разговоров Папа-Иоанну обещал лично доложить Вселенскому Патриарху.

Возможно достижения правительства УНР в изгнании по поводу создания Украинской автокефальной церкви, могли быть гораздо более значительными, если бы не преждевременная смерть Фотия ІІ и В. Мурского, которые ушли из жизни почти одновременно в 1935 году.

Итак, вопрос получения автокефалии и построения поместной автокефальной церкви в Украине – это не вопрос нынешнего дня. Он возникал в далеком прошлом, когда московский патриархат лишил украинскую церковь самостоятельности.

Поэтому, как только ослаблялась имперское давление на Украину или начиналось формирование независимого Украинского государства, сразу возникал вопрос автокефалии.

В период Украинской революции, когда существовало Украинское независимое государство, церковную проблему решить не удалось. Но и после поражения освободительной борьбы эмигрантское правительство УНР, как видим, продолжало бороться за решение этого вопроса.

И эта борьба, в которой не последнюю роль сыграл Владимир Мурский, не была напрасной, поскольку она дала определенный опыт, в том числе для решения современных проблем Украинской православной церкви.

Директория: кто, почему, как?

Летом 1918 года оппозиция власти гетмана Павла Скоропадского, собранная в Украинский Национальный Союз (УНСоюз), радикализировалась. Оппозиционные деятели приступили к подготовке вооруженного восстания. Директория — руководящий орган восстания — была сформирована вечером 13 ноября 1918 года.

Томос-1930 или Как "украинский нунций" в Стамбуле боролся за автокефалию УПЦ

Как только ослаблялось имперское давление на Украину или начиналось формирование независимого Украинского государства, сразу возникал вопрос автокефалии. В период Украинской революции, когда существовало Украинское независимое государство, церковную проблему решить не удалось. Но и после поражения освободительной борьбы правительство УНР в изгнании продолжало бороться за решение этого вопроса.

Панихида по Мазепе: почему гетман Скоропадский оказывал сопротивление

9 июля в квартире директора Украинского телеграфного агентства Дмитрия Донцова зазвонил телефон. На проводе был Гетман. Хотел поговорить об Иване Мазепе...

Кто и когда придумал лозунг "Слава Украине!"

Лозунг родился в Харькове. Прогремел на всю Украину из Киева. Сохранился благодаря усилиям галичан и волынян во Львове и Ровно. Но в сборнике трудов Степана Бандеры нет популярной в интернете цитаты, которую ему приписывают: "И придет время, когда один скажет: "Слава Украине!", а миллионы ответят: "Героям слава!".