Спецпроект

Кто и когда придумал лозунг "Слава Украине!"

Лозунг родился в Харькове. Прогремел на всю Украину из Киева. Сохранился благодаря усилиям галичан и волынян во Львове и Ровно. Но в сборнике трудов Степана Бандеры нет популярной в интернете цитаты, которую ему приписывают: "И придет время, когда один скажет: "Слава Украине!", а миллионы ответят: "Героям слава!".

Лозунг "Слава Украине!" и ответ "По всей земле слава!" использовался еще в среде харьковской украинской студенческой общины в конце XIX века.

Той самой, на базе которой в 1900 году возникла Революционная украинская партия (РУП) – первая современная украинская политическая партия на занимаемых Россией землях.

Первое известное упоминание лозунга связано именно с этой средой.

Группа основателей РУП, студентов-самостийников Харьковского Технологического института (теперь НТУ "Харьковский политехнический институт")

В центре – Юрий Коллард, слева – Александр Коваленко, справа Левко Мациевич. Харьков, 1900

 

Ехал как-то "артельный батька" Николай Левитский в гости к семье Александра Коваленко – соучредителя РУП, который в 1905 году стал одним из лидеров восстания на броненосце Потемкине.

Ехал, ехал, оглядывался вокруг, но забыл название нужного переулка. Спросить бы кого-то, но могут осмеять: Харьков, это ж не Кобеляки, где все всех знают.

"Когда смотрю, – идет студент-технолог, черноволосый, смуглый, ну – наш парень из деревни, и все. Спросить бы его, и как-то неловко.

Когда слышу – он насвистывает "Ще не вмерла Україна ". – Подождите! – я к извозчику. - "Слава Украине!" – кричу студенту. – "По всей земле слава!" – отвечает, подбегая ко мне с тротуара ".

Николай Левитский – организатор кооперативного движения в Украине, публицист. Елисаветград (Кропивницкий), 1896

ФОТО: Институт рукописи НБУВ

Далее в своих мемуарах А. Коваленко вспоминает, что вот так узнавали друг друга те, кто работал тогда для украинского дела. Их было мало, но они объединились под призывом: "Не дадим умереть Украине, не исчезнет ее слава!.." [1].

Это воспоминание и предыдущая цитата интересны еще тем, что связывают происхождение лозунга "Слава Украине!" с украинским национальным гимном (ведь призыв сформулировано на основе первой строки прославления "Ще не вмерла Україна").

В рабочей диаспоре так называемой первой волны тоже хорошо знали, когда оглашать "Слава Украине!". Когда в сентябре 1916 года в Детройте (США) во время великого украинского вече с участием 1200 человек был развернут национальный флаг, то залом покатилась неутихающая буря аплодисментов.

Присутствующие встали с мест, чтобы отдать честь флагу. А из их груди вырвались мощные возгласы: "Слава Украине! Да здравствует Украина!"[2].

Начало революции 1917 года

В марте 1917 года в Киеве только начиналась революция. А на митингах в регионах ответом на лозунг "Да здравствует автономия Украины!" уже тогда можно было услышать единодушное: "Слава! Слава Украине!".

Это был обычный набор лозунгов, как-то: "Да здравствует демократическая республика! Слава Украине!" [3].

Информация в газете "Нова рада" о собраниях, которые состоялись 15 марта 1917 в с. Деевка (теперь микрорайон г. Днепра)

 

В городе Иркутске (азиатская часть России) здешние украинцы с местными рабочими организовали первомайский праздник труда.

Солдаты и офицеры 12 полка изготовили и показательно пронесли через город два, очевидно огромных, голубовато-желтых флага...

Подходило много людей, чтобы увидеть надписи. А там на одном было написано "Да здравствует свободная Украина!" и популярные тогда революционные лозунги. А на другом: "Да здравствует автономия Украины! Слава Украине! Слава всем нациям!"[4].

В полдень того же дня в Иркутске сформировалась колонна в примерно в 1000 демонстрантов (подтянулись и солдаты 10 полка со своим украинским флагом).

Настроение было приподнятое, пели "Ще не вмерла..." и "Мы гайдамаки". А дальше: "...манифестация двинулась." Слава Украине!" неслось из группы, с крыш и из окон домов".

Демонстрация во Владивостоке с украинскими флагами и лозунгами. Вероятно – весна 1917 года

 

Первый военный съезд, который проходил 18-21 мая 1917 в Киеве, вышеупомянутого легендарного кооперативного деятеля Николая Левитского приветствовал стоя, аплодисментами и криками "Слава!".

Старик даже заплакал от радости, но ответил: "Спасибо... детки! Спасибо... Слава Создателю, таки дожил... Слава Украине!..". – И это "Слава Украине!" подхватил весь зал.

Херсонец В. Кедровский свидетельствует: "Долго раздается в зале" Слава Украине!", а затем переходит как-то вполне естественно в пение: "Ще не вмерла Україна! "[5].

На том съезде самостийники Михновского проиграли борьбу за военные массы автономистам Винниченко.

Расхождение во взглядах между тогдашними двумя лагерями маркировалось и соответствующими лозунгами. Накануне съезда толпа украинцев под домом М. Грушевского кричала: "Слава Украине!". А на это им М. Грушевский с крыльца отвечал: "Да здравствует демократическая Россия".

Правда, в заявленной П. Штепою ссылке на эту историю в числе "Новой раде" от 7 мая 1917 года, такой эпизод отсутствует [6].

 Обложка книги В. Кедровского (Виннипег, 1967), в которой собраны воспоминания, опубликованные по "свежим следам" в конце 1920-х годов в украинской периодике

В. Кедровский вспоминает, что когда вернулся с военного съезда в свою Кавказскую кавалерийскую дивизию (прозванную "Дикой"), то собрал украинских воинов – в том числе и кубанцев – всего около 800 человек.

Последние слова его отчета-рассказа были заглушены "громкими аплодисментами и дружными криками" Слава Украине!". Далее в своих воспоминаниях он описывает, как проходила украинизация войска в его родном Херсоне:

"...создать целый украинский полк, или два. Слава Украине!" – закончил свою речь Лиханский. Это "Слава Украине "громко подхватили тысячи грудей и долго, мощно звучало оно в воздухе.

Тех, кто считает себя сознательным украинцем и хочет стать под свой родной желто-голубой флаг, прошу поднять руку... Почти все присутствующие подняли руки вверх.

Послышались с начала отдельные выкрики, которые сейчас же перешли в один общий гул: "Слава Украине! Сла-а-а-а-ва Украине!" [7].

Церковные деятели и верующие не отставали от военных.

В начале мая в Каменец-Подольском состоялся епархиальный украинский съезд Подольской губернии с участием духовенства и прихожан, на котором обсуждался вопрос украинизации церкви и автокефалии. По итогам обсуждений съезд направил телеграмму Центральной раде, которая завершались словами "Слава Украине и ее Церкви" [8].

Провозглашение 23 июня 1917 года Первого универсала Центральной рады украинцы приветствовали кликами "Да здравствует свободная Украина" и "Слава Украине" [9].

Этого провозглашения – даже полной самостоятельности – активно требовали еще делегаты первого военного съезда, но универсал появился лишь по итогам второго военного съезда. Будущий председатель Совета Министров УНР Борис Мартос оставил воспоминание, как в Полтаве местная община отмечала этот универсал:

"Многотысячная процессия с духовенством во главе, с украинскими флагами направилась к архиерейскому дому, где во дворе стояла деревянная, перевезенная из Запорожья, церковь... В церкви отслужили молебен... вышел старенький, может, семидесятилетний диакон в облачении и торжественно, взволнованным голосом огласил Универсал.

Я стоял близко и видел, как по его щекам бежали слезы. Когда он закончил, то прозвучало тысячеголосое: "Слава! Слава Украине!"[10].

Украинцы Петрограда тоже организовали величественную манифестацию в столице империи в честь провозглашения полной автономии Украины. Впереди процессии несли национальные флаги с надписями: "Да здравствует свободная Украина", "Слава Украинской Центральной Раде" и т. п. [11].

Хроники не фиксируют использования на этом мероприятии лозунга "Слава Украине!", однако он скорее всего там был, потому что местные украинцы его хорошо знали.

В 1917 году украинцы из бывших царских гвардейских полков свободно проводили вооруженные демонстрации под сине-желтыми флагами в столице России. Даже на легендарной "Авроре" действовала организация матросов-украинцев

Заместитель председателя Украинского генерального военного комитета (УГВК) вспоминает свою встречу с украинцами, которые охраняли Зимний дворец: "Мы поздоровались с ним (часовым - Ю.Ю.) и услышали ответ на всю грудь" по-гвардейски": "Слава Украине!".

Далее, когда выстроилась охранная сотня, на приветствие Александра Пилькевича из гвардейских грудей на весь бывший царский дворец зазвучало могучее: "Слава Украине! Слава Центральной Раде! Слава Генеральному Комитету! Слава!" [12].

От второго до третьего универсала

Реагируя на первый универсал, в Киев приехала делегация министров временного правительства из Петрограда, которая включала военного министра Александра Керенского и министра иностранных дел Михаила Терещенко.

Когда министры были в Центральной раде, 12 июля под окнами дома прошел парад украинских военных частей[13]. В. Кедровский вспоминает его так:

"На протяжении полутора-двух часов, сильными стройными рядами, под национальными флагами проходили церемониальным маршем перед Центр. радой украинцы-воины всех частей киевского гарнизона, а на приветствие председателя Совета отвечали громким: "Слава Украине!... " [14].

Следует отметить, что в тот же день – 12 июля 1917 – украинский национальный лозунг зазвучал и в Севастополе.

Когда в город прибыл новый, построенный в Николаеве корабль "Воля", то на одной из его башен развевался большой сине-желтый флаг (это был первый украинский флаг на кораблях Черноморского флота).

В ответ на приветствие председателя севастопольского Украинского главного совета украинизированная часть экипажа ответила громким: "Слава", "Слава Украине", "Слава Украинскому Черноморскому флоту" [15].

В результате переговоров в Киеве между министрами из Питера и Центральной радой вышел совместный второй универсал, который многие современники считали позорным и шагом назад (вопрос о форме автономии Украины откладывался).

Но революция продолжалась, продолжалась и украинизация войск под лозунгом "Слава Украине!".

Так в сентябре 1917 года в Бердичеве состоялся первый украинский съезд юго-западного фронта с участием более тысячи делегатов. Среди выступающих делегатов было много самостийников, в том числе и Валентин Отамановский. Речь шла о независимой Украине, ее границах, национальном флаге и гербе, об украинской истории, гетманщине и т.п.

"Те речи вызвали среди участников съезда большой пафос и энтузиазм – все делегаты и гости стали на колени, среди них военные, с незажившими еще вполне рубцами на головах и лицах, и со слезами в глазах пели украинский национальный гимн.

А встав, начали носить на руках [присутствующих в президиуме почетных гостей] Петлюру, Грушевского и Скоропадского с восклицаниями – Слава Украине! Да здравствует свободная Украина!"[16].

 Юго-западный фронт - сентябрь, 1917 год. Старшины полка им. Богдана Хмельницкого с начальником 10-й пехотной дивизии, в состав которой входил полк, генерал-майором Виктором Гальфтером

ФОТО: Книга Я. Тынченко "Армии Украины: 1917-1920", Москва, 2002

На этом юго-западном фронте воевал и легендарный Богдановский полк, созданный в Киеве еще в первые дни революции и со своими самостийницкими идеями отправленный подальше из столицы... на фронт.

Здесь он даже в атаки на немцев ходил с "насаженными штыками и с мощным выкриком – "Слава Украине!".

Сотник 7-й сотни 2-го куреня Богдановского полка Иван Островершенко вспоминал впоследствии, как в полк как-то приехал генерал и радовался образцовой дисциплине, но болезненно реагировал на язык в полку:

"Ах, черт вазьми, я не панимаю этава хахлацкого языка! А всьо таки вы маладцы, спасибо вам, гаспада офицеры!". А потом громко обратился к казакам: "Спасибо вам, братцы казаки!"

Казачество ответило: "Слава Украине, господин генерал!".

"Что, что такое они сказали?" - переспрашивал старшин генерал.

"Слава Украине, господин генерал!" - ответили старшины.

"Ах, вот как, всьо таки у вас на уме Украина, это что значит? Малороссия, что ли? Ну, харашо. Всьо таки вы маладцы, спасибо вам ещо раз!" [17].

Наверное, первое приветствие "Слава Украине!", которое произнесли грузины

"Нова рада" от 12.11.1917

Третий военный съезд, который проходил в Киеве 2-12 ноября 1917 и собрал около 2 тысяч делегатов от 2 миллионов украинских воинов, почти единодушно требовал немедленного провозглашения независимости Украины.

Временное правительство уже собиралось разгонять Центральную раду, но переворот большевиков изменил повестку дня, и Третьим универсалом таки была провозглашена независимость.

"В зале загремело: "Слава Украине" и охваченные энтузиазмом делегаты, встав на колени, пели национальный гимн" [18].

В конце дня делегаты съезда двинулись к дому Центральной рады. "Взлетали вверх шапки, и гремело громкое:

"Да здравствует Независимая Украина! Да здравствует Украинская Национальная Гвардия!"

В ответ на это воины еще четче выбивали шаги, отвечая восклицаниями "Слава Украине!" [19].

 Из протокола объединенного заседания президиумов 26 организаций города Шостка (в том числе еврейской партии "Бунд" и "Цеире-Цион") 13 декабря 1917 г.: "Докладчик призывает собрание приветствовать Украинскую Республику, ее парламент – Центральную Раду и правительство – Генеральный Секретариат, провозглашая: "Слава Украине!" Собрание, стоя, приветствует аплодисментами и возглас "Слава!", кроме большевиков".

Источник: ГАСО. Р-1811. - Оп. 1. - Спр. 1

(спасибо за иллюстрацию Антону ЗЕМАНЕКУ)

Первая российско-украинская война

Александр Шульгин вспоминал, что с провозглашением УНР не было ни денег, ни организованной армии:

"А только миллион уставших от войны солдат, которые вправду кричали "Слава" Украине и ее Центральной Раде, но одновременно внимательно прислушивались к лозунгам и обещаниям большевиков" [20].

Когда в январе 1918 года заместитель председателя Центральной рады Николай Шраг рассказал проф. М. Грушевскому, что партия украинских эсеров (социал-революционеров) достигла численности 1 миллиона членов, которые заплатили членские взносы, то получил ответ:

"Вот иду выступать. Тысячная толпа будет шалеть от радости, выкрикивая" Слава Украине". В той толпе едва ли не большинство военных, а тут на весь Киев нельзя найти хотя бы одного пушкаря к пушке во дворце, куда пытается приближаться вражеский броневик!" [21].

Один из участников боя под Крутами писал впоследствии, что юноши из студенческого куреня приказ об отправлении на фронт встретили громким "Слава!".

Громкое "Слава Украине!" на вечере старшеклассников в Киеве в клубе "Семья"

"Нова рада" от 20.03.1918

"Шапки полетели вверх, дружеские рукопожатия, радостные возгласы: "Слава Украине!" 

Когда отправлялись на фронт, то на возгласы "Прощайте! Возвращайтесь победителями!", отвечали: "Слава Украине!".

А когда в поле услышали "Ребята, бросьте винтовки, а то всех вас перережем!", то после короткой паузы, как по команде "из груди юношей раздалось: "Никогда! Слава Украине!" И в предсмертных судорогах кричали: "Да здравствует Украина!" [22].

В январе 1918 года "Слава Украине!" прозвучало и на Кавказе – в городе Трапезунд (теперь городок Трабзон в восточной Турции). В частности из уст поляков, грузин и армян.

Когда в город приехал Николай Свидерский – представитель украинской власти из Киева с целью украинизировать местный гарнизон бывшей царской армии, то первым делом организовал демонстрационный парад-манифестацию, которую строго запретила российская корпусная команда.

"Мне пришлось стоять в обществе свиты М. Свидерского, когда он, под звуки военного оркестра, который все время играл украинские марши, приветствовал подразделения украинской пехоты Карского полка, затем пушкарей с Платаны, кубанских пластунов и других, еще неоформленных украинских воинов, которые все проходили перед ним и приветствовали его восклицанием "Слава Украине!"...

Украинские военные шли и шли... По нашим подсчетам, их должно быть, примерно, полторы тысячи".

Николай Алексеевич Свидерский

А далее эти воспоминания Льва Быковского еще интереснее:

"Кончились ряды с украинскими флагами, а войско все шло и шло.

Это шли такие же серые ряды, потому что все были в российских униформах и ничем между собой не различались, но – под польскими знаменами!

Они так же приветствовали Свидерского восклицанием "Слава Украине!".

Далее шли шеренги под грузинскими флагами, а там – под армянскими...

Вся эта многотысячная масса в стройных шеренгах дефилировала перед комиссаром Украины, музыка непрерывно играла, все кричали "Слава Украине".

У Н.А. Свидерского рука онемела от непрерывного приветствия"[23].

По результатам Брестского мира немцы перебросили в Украину не только свои войска, но и синежупанную дивизию, сформированную из пленных в первой мировой войне украинцев.

Когда 3 марта 1918 года 1200 синежупанников отправлялись поездом со станции в базовом лагере города Вецляр в родные края, то на платформе и из вагонов громко зазвучало "Слава Украине!" [24].

В Киеве на Софиевской площади синежупанники прошли парадным маршем. "На площади непроглядные толпы народа, все пришли приветствовать нас.

Понеслось из наших мощных грудей "Слава Украине!", и музыка заиграла "Ще не вмерла Україна"... Наш полк выступил вперед, а за ним целая дивизия, под звуки оркестра, двинулась на улицы города... Повсюду мы видели приветливо улыбающиеся лица и слышали громкий оклики "Слава! Слава!" [25].

Кадры торжественного шествия синежупанников (март), с парада Лубенского Сердюцкого Конно-Казачьего полка (сентябрь) и Сечевых Стрельцов армии УНР (декабрь). Киев, 1918

Когда 3 апреля 1918 украинско-немецкие войска дошли до Глухова и когда часть большевиков убежала в направлении Хутора Михайловского, а часть погибла от казацких и немецких пуль, то: "Повсюду было слышно: "Слава Украине!" [26].

И дальше это воспоминание хорошо иллюстрирует, какой лозунг произносили устно, а какие писались на знаменах (очевидно именно по этой причине не сохранилось ни одной фотографии с флагом с надписью "Слава Украине!"):

"Украинские казаки сняли красные большевистские флаги, а вывесили украинские желто-голубые с надписями:

"Да здравствует свободная Украина". Наконец подъехал ударный гайдамацкий курень смерти с украинским флагом, на котором гордая, золототкаными буквами надпись: "Умрем за Украину".

Подъехало второе  разведывательное авто с надписью: "Смерть врагам Украины".

Гетманат, вторая российско-украинская война

После переворота П. Скоропадского традиция приветствия сохранилась и в гетманских войсках. Согласно воспоминаниям Всеволода Петрива сердюки гетмана боевой выучки не имели, а только "хорошо маршировали, громко выкрикивали "Слава Украине, Гетману Слава" [27].

Этот ответ "Гетману слава!" интересен тем, что впервые использовалась как четкий и короткий ответ на приветствие "Слава Украине!".

Вспоминает о таком приветствии и Святослав Шрамченко, описывая, как 9 сентября 1918 П. Скоропадский ехал в Берлин из главного дворца в Киеве:

"Почетная сотня очень умело презентовала оружие. Гетман с окружением прошел перед ее строем, поздоровался с ней: "Слава Украине!". И получил громкий ответ: "Гетману Слава!". Оркестр после встречного марша заиграл гимн" Ще не вмерла Україна" [28].

Параллельно с сердюцким приветствием в войсках действовала и старая формула приветствия.

Так, 27 мая 1918 года, когда атаман первой стрелково-казацкой дивизии ("Серой") Виктор Топор-Яхонтов прибыл со своим штабом к Владимиру-Волынскому и поздравил казаков дивизии, то в ответ раздалось: "Слава Украине!"[29].

В отличие от синежупанной дивизии, которую разоружили накануне гетманского переворота, "серые" – бывшие пленные украинцы в Австро-Венгрии – организовано воевали за Украину до ноября 1920 года.

 Почетная сотня "Серой" дивизии приветствует своего атамана Виктора Топор-Яхонтова. Владимир-Волынский, 27 мая 1918

Источник: ЦДАВО Украины, ф. 4465, оп. 1, д. 359, л. 46. ​​

(спасибо за фотографию Ивану Гоменюку)

Вторая российско-украинская война в XX веке началась задолго до ноябрьского восстания 1918 года против режима Скоропадского.

Российские офицеры, прозванные "добровольцами" (впоследствии большинство из них стало "белогвардейцами"), проникали в гетманское войско и заводили там свои порядки.

Одной из первых жертв той войны упал прапорщик Воропай. Хронологически он стал первым, кто, умирая от рук оккупантов, воскликнул "Слава Украине!".

Его побратим В. Кедровский вспоминал об этом честном украинском патриоте:

"...во время первого нашествия большевиков на Украину он принадлежал со мной к группе в двенадцать душ, что вели борьбу с большевиками в уездах: уманском, звенигородском и балтском.

Пылкий, фанатик-патриот погиб он геройской смертью в 1918 году на Полтавщине, замученный добровольцами. Пробит гетманско-московскими штыками, он провозглашал только одно: "Слава Украине!"[30].

Зимой 1918-1919 годов, когда Украину накрывала волна "атаманщины" и вторая вооруженная агрессия большевистского кремлевского правительства, польское государство (которое в то время уже вело войну с ЗУНР за Галичину) заявило свои права на Холмщину и Волынь.


Это вызвало сильнейшее возмущение даже за океаном. В США 29 декабря 1918 года холмские православные украинцы провели вече, на котором основными возгласами стали: "Слава Украине!" и "Прочь с Ляхами из нашей Холмшины, с нашего Подляшья!" [31].

Когда 22 января 1919 года полковник Игнат Пороховский выбросил "польские банды и недобитых гетманских добровольцев" из Владимира-Волынского, то получил поздравительную телеграмму от атамана Владимира Оскилка, которая завершалась словами: "Слава Украине! Слава славному казацкому войску!".

Так начиналась трагическая вооруженная польско-украинская война за Волынь [32].

 Поздравление атамана В. Оскилка полковнику И. Пороховскому, 22 января 1919 года

Параллельно с боями на Волыни в Киеве в тот же день – 22 января 1919 – провозглашен  акт о соборности украинских земель. Первыми на Софиевскую площадь прибыли железнодорожники с большим национальным флагом, на котором были выписаны слова: "Слава украинским героям!" (Прототип будущего "Героям слава") [33].

Сохранилось несколько вариантов воспоминаний Лонгина Цегельского о том, как провозглашался акт соборности. В том, что писалось по свежим следам, есть такое описание:

"Солнце светило с горы на куполе Софии... отражалось тысячами искр от шлемов и штыков... полки, украинские полки, плыли перед высшей властью объединенной Украины... колокола всех церквей гудели без перерыва, от Днепра гремели раз за разом залпы  крепостных пушек, а народ в воодушевлении кричал "Слава Украине! Слава казачеству! Слава Галичанам! Слава Директории! Слава! Слава..." [34].

Участник действа, тогдашний священнослужитель Киевского собора св. Софии о. Павел-Григорий Корсуновский вспоминал:

"Когда акт Объединения был совершенен, то с грудей 250-тысячной толпы вырвалось мощное "Слава Украине!" [35].

А когда через два дня в зале Купеческого собрания (ныне Национальная филармония) состоялся праздничный концерт для воинства по случаю соборности (выступал национальный хор под руководством М. Леонтовича и капелла бандуристов Емца), то:

"Провозглашение "Слава Украине" славному атаману Петлюре, всем предводителям и непобедимой армии вызвало энтузиазм" [36].

В начале 1919 года лозунг "Слава Украине!" стал настолько популярным, что на антирусском фронте в составе Сарненской группы войск (дислокация: Дубровица-Лунинец) один из двух бронепоездов Армии УНР так и был назван: "Слава Украине" [37].

А в марте 1919 года во Львове перед расстрелом поляками на Цитадели, кричали "Слава Украине!" уже даже не воины Украинской армии, а обычные сельские юноши из пригорода [38].

Когда объединенные украинские армии (Армия УНР и УГА), после долгих боев с большевиками и поляками, вошли в Киев 31 августа 1919, то празднично одетые киевляне вышли на улицы и забрасывали их цветами:

"...а возгласам "Слава Украине", "Слава Галичанам" или "Слава Сечевым Стрельцам" не было конца". [39].

Кроме цветов и этих приветствий, на домах развевались сине-желтые флаги. Осип Станимир вспоминает, что когда его курень УГА дошел до городского совета (думы), то:

"Все пространство перед Думой, все улицы вокруг и обширный Крещатик были заполнены разноцветной массой народа...

Меня снесли с лошади и почти на руках понесли в Думу, где именно собралась на совещание Городская Управа. Я отдал куреню соответствующие приказы по окружению, приказал острую готовность и вывесил с балкона дома большой куренной сине-желтый флаг...

Трехкратное, громкое: "Слава Украине!" было словно живой печатью на документе овладения нами Киевом" [40].

Лозунг "Слава Украине!" глубоко укоренился в Армии УНР – и во время муштры (подготовки), и во время самых отчаянных атак.

Владимир Сосюра, который в июле 1919 года стал курсантом Житомирской юнкерской школы, в своем романе "Третья рота" писал: "Наша сотня неправильно отвечала "Слава Украине" (не под ногу), и [граф Сергей] Зубок-Мокиевский гнал нас бегом в гору ".

Командарм УНР Михаил Емельянович-Павленко отмечал, что в первом зимнем походе 28 декабря 1919 близ городка Жашков в Киевской области:

"Личная отвага полковника [Петра] Дьяченко, что, с криком" Слава Украине ", бросился на вражеский огонь, настолько ободрила казаков, что враг не успел оглянуться, а уже наша конница рубила центр его расположения". И далее: "Этот отважный набег так дезорганизовал врага и такую ​​произвел панику, что он не мог отбиваться, бросал оружие, с истеричным криком сдавался, бегал по улицам, подняв руки вверх" [41].

В конце концов, приветствие "Слава Украине!" официально было введено в войсках Армии УНР. Произошло это в последней фазе легендарного первого Зимнего похода, а именно 19 апреля 1920 года.

В тот день М. Емелянович-Павленко издал приказ по войскам армии УНР число 18 "По муштровой части".

Приказ начинался с того, что в первом параграфе отмечалось приветствие "Слава Украине", далее говорилось об успешном взятии г. Вознесенк (теперь Николаевская обл.), а в последнем пункте приказа говорилось:

"Всем частям армии на похвалу, а также в благодарность за службу Украине отвечать: "Слава Украине" [42] (по закону в современных Вооруженных Силах Украины в таких случаях должен следовать ответ: "Служу украинскому народу").

 Приказ об официальном введении приветствий "Слава Украине!" в Армии УНР, 19 апреля 1920 года

Повстанческое и националистическое движение

Традиция приветствия "Слава Украине!" продолжала жить и после того, как Армия УНР оказалась в лагерях интернированных в Польше. Юрий Горлис-Горский в своих воспоминаниях, опубликованных в 1933 году (впоследствии стали первой частью романа "Холодный Яр") отмечает, что повстанцы на приветствие "Слава Украине!" отвечали: "Украине слава!" [43].

Однако Яков Водяной, который в 1921-1922 годах тоже был в Холодном яру, в своей пьесе, напечатанной в 1928 году, приводит другой вариант приветствия холодноярцев: "Слава Украине! Навеки слава!"[44].

А Юрий Степовой (Федор Пестушко) в своей повести "В херсонских степях" пишет, что его брат – холодноярский атаман Кость Голубой – здоровался "Слава Украине!", а в ответ ему отвечали: "Слава!" [45].

Атаман Илья Струк тоже использовал приветствие "Слава Украине!". По случаю советских выборов (28 апреля 1921 года избирались сельские и волостные советы) его повстанцы расклеивали воззвание, что украинцы – "народ национальный, который умеет постоять за себя".

Предлагалось голосовать за революционеров самостийников и республиканцев. А заканчивалось воззвание, фрагменты которого перепечатал с критикой киевский "Большевик", такими словами: "Слава Украине – Петлюре слава!". Эти же лозунги использовались Струком и его ребятами и во время устной агитации [46].

В интернете есть много упоминаний о том, что "Героям слава!" предложил еще в 1925 году использовать Юрий Артюшенко в пределах Легиона украинских националистов (ЛУН), который впоследствии стал одним из основателей ОУН.

Однако это утверждение требует подтверждения источниками. Ведь много раз цитируемый в интернете тезис начинается словами "похоже на то" и лишь после них идет фраза "что именно Юрий Артюшенко предложил использовать приветствие черношлычников: "Слава Украине!" – "Казакам слава!". Предложение общество приняло, но с уточнением – отвечать надо было: "Героям слава!"

В воспоминаниях самого Ю.Артюшенко и в публикациях о нем, которые печатались в 1962 и 1966 годах, нет вообще упоминания о его каком-либо отношении к лозунгу ЛУН [47].

А в его воспоминаниях за 1957, 1972 и 1985 годов речь идет не о приветствии ЛУН, а о националистическом привете "Слава Украине!" и ответе "Слава Украине, Слава!", которые постоянно употреблял конный полк "черных запорожцев" во время вооруженной борьбы [48].

Тем не менее, год создания ЛУН стал определяющим для нового приветствия Вооруженных сил Украины. В приказе №4 от 10 июля 1925 года Украинское национальное казачье общество (УНАКОТО), которое продолжало традиции "Свободного казачества", определило форму приветствия для членов своей организации: "Слава Украине – Слава Казачеству" [49].

Интересно, что УНАКОТО возглавлял Иван Полтавец-Остряница – один из приближенных гетмана П. Скоропадского в 1918 году. Поэтому не исключено, что лозунг "Слава Украине! Гетману слава!" тоже был его творением.

 Иван Полтавец-Остряница – вероятный автор формулировок "Слава Украине! Гетману слава!" и "Слава Украине! Казачеству Слава!" в 1918 и 1925 годах соответственно

ФОТО: Музей Пласта в США

Не позднее как в 1929 году в среде Украинской военной организации (УВО) возник еще один привет-формула: "Слава Украине! Слава Вождю", который впоследствии прижился в ОУН и был принят, как официальный на римском Большом конгрессе ОУН.

Зародился этот лозунг среди сторонников УВО в США, во время визита Евгения Коновальца в Нью-Йорке.

"Посоветовавшись между собой, решились мы приветствовать  у себя Вождя согласно идеологии УВО - " по-военному ", то есть в то время, когда Полковник войдет в зал, все присутствующие после команды "смирно"! должны стать "смирно" лицом к Полковнику и в один голос поздравить его националистическим приветом "Слава Вождю!" ...когда при входе в зал приветствовали его громким "Слава Вождю!" ...Полковник ответил "Слава Украине!" [50].

С середины 1920-х годов лозунг "Слава Украине" начала использовать украинская пластовая молодежь в Галичине и Волыни (воспитанные преимущественно ветеранами освободительной борьбы).

Пластуны использовали его летом 1927 года вместе со своим приветствием "СКОБ!" при пластовой встрече в Александрии вблизи Ровно (в результате этой встречи поляки в том же году запретили Пласт на Волыни).

В подпольном Пласте конца 1930-х годов вместо "СКОБ!" использовалось приветствия: "Слава Украине - Слава, Слава, Слава!". То есть то же самое, которое упоминал Ю. Артюшенко в воспоминаниях о "Черных запорожцах" и ЛУН [51].

Этот ответ-возглас "Слава! Слава! Слава!" и до сих пор используется в Пласте и использовался также на военном параде 24 августа 2018 года.

Именно из среды пластунов, которые массово влились в ОУН после запрета поляками Пласта, лозунг "Слава Украине!" вернулся в массы и снова стал популярным среди украинцев.

Во время Варшавского и Львовского процессов над Степаном Бандерой и его побратимами и названными сестрами еще с Пласта возглас "Слава Украине!" периодически звучал в зале (за что были отдельные наказания от польского суда).

Через перепечатки судебных хроник в периодике приветствие разошлось по миру и стало повсеместно применяемым. Им начали подписывать объявления и письма даже религиозные общины в США.

Кстати, в сборнике трудов Степана Бандеры нет той популярной, используемой в интернете цитаты, которая ему приписывается: "И скажет один...".

Но Бандера точно должен знать, что когда венгерские войска топили в крови "Карпатскую Сечь", то сечевики перед смертью часто выкрикивали "Слава Украине!" (в результате еще в 1939 году нацисты запретили использовать этот лозунг в украинских радиопередачах из Вены).

Поэтому Второй большой сбор ОУН в 1941 году не просто зафиксировал своим постановлением уже давно сложившуюся традицию, но и добавил к приветствию обязательный ответ: "Героям слава!"

[1] Коваленко О.  На межі двох віків / З минулого: збірник / ред. Р. Смаль-Стоцький. – Т. 2. – Варшава: Український науковий інститут, 1939. – С. 39-40. 

[2] Дописи. З Detroit, Mich: Звіт з федераційного віча // Свобода. – 1916. – Ч. 122. – 10 жовтня. – С. 3.

[3] Вісти з краю // Нова Рада. – 1917. – Ч. 5. – 31 березня. – С. 2.

[4] Дописи: Іркутськ // Нова Рада. – 1917. – Ч. 32. – 6 травня. – С. 4.

[5] Кедровський Володимир. 1917 рік // Свобода. – 1928. – Ч. 13. – 19 січня. – С. 2.

[6] Штепа П. Націоналізм москвина // Визвольний шлях. – 1969. – Ч. 5 (254). – Травень. – С. 541.

[7] Кедровський Володимир. 1917 рік. – Вінніпеґ, 1967. – С. 61, 75, 78.

[8] Вісти з краю // Нова Рада. – 1917. – Ч. 30. – 4 травня. – С. 2.

[9] Допись: м. Кобеляки // Нова Рада. – 1917. – Ч. 70. – 22 червня. – С. 4.

[10] Мартос Борис. Перший Універсал Української Центральної Ради // Золоті роковини: Календар-альманах УНС на 1967 рік. – С. 19.

[11] Українська маніфестація в Петрограді // Свобода. – 1917. – Ч. 101. – 28 серпня. – С. 4.

[12] Кедровський Володимир. 1917 рік // Свобода. – 1928. – Ч. 134. – 11 червня. – С. 2; Кедровський Володимир. 1917 рік. – Вінніпеґ, 1967. – С. 468-469, 473; Свобода. – 1928. – Ч. 19. – 25 січня. – С. 2; Свобода. – 1928. – Ч. 20. – 26 січня. – С. 2.

[13] Привятанє Керенського // Свобода. - 1917. – Ч. 107. – 11 вересня. – С. 1.

[14] Кедровський Володимир. 1917 рік. – Вінніпеґ, 1967. – С. 243; Свобода. – 1928. – Ч. 69. – 24 березня. – С. 2.

[15] Шрамченко С. Лінійний корабель-дредноут "Воля" // Літопис Червоної Калини. – 1939. – Ч. 5. – Травень. – С.7.

[16] Гікавий М. Невикористана стихія українського вояцтва в 1917 р. // Альманах-календар "Гомону України" на 1971 рік. – Торонто, 1971. – С. 139-143.

[17] Островершенко Іван. З визвольної боротьби (Спогади) // Дороговказ. – 1966. – Ч. 9 (28). – Січень-лютий. – С. 10.

[18] Гікавий М. Невикористана стихія українського вояцтва в 1917 р. // Альманах-календар "Гомону України" на 1971 рік. – Торонто, 1971. – С. 139-143.

[19] Гікавий М. Третій військовий з’їзд у Києві // Вісник ООЧСУ. – 1975. - Ч. 11 (319). – Листопад. – С. 4-5.

[20] Шульгин О. Місія Симона Петлюри // Діло. – 1938. – Ч. 121. – 5 червня. – С. 5.

[21] Корчинський Михайло. Коли горів дім Михайла Грушевського (8 січня 1918 р.) // Діло. – 1937. – Ч. 67. – 27 березня. – С. 7.

[22] Кушнір М. Бій під Крутами (Нарис) // Крути (Матеріали до 50-ліття бою під Крутами). – Брюссель; Ню Йорк, – 1968. – С. 27-32; Чолій І. Пам'яті Осипа М. Твердовського // Літопис Червоної Калини. – 1931. – Ч. 2. – С. 16.

[23] Биковський Лев. Українці в Трапезунді в ХХ-у столітті // Визвольний шлях. – 1963. – Кн. 11-12 (191). – Листопад-грудень. – С. 1280.

[24] Вістник Союза визволення України. – 1918. – Ч. 19 (199). – 21 квітня. – С. 238.

[25] Куровський В. У матерному Київі (зі споминів синьожупанця) // Вісти з Лугу. – 1930. – Ч. 12. – С. 3-6.

[26] З записок Іллі Рогатинського // Життя і знання. – 1930. Ч. 8 (32). – Травень. – С. 229-233.

[27] Сергійчук Володимир. Всеволод Петрів. – Київ, 2008. – С.119.

[28] Шрамченко С. Прапор голови Укр. держави і Укр. вожнні прапори над Балтиком у 1918 році // Ранок (Дербі, Англія). – 1953. – Ч. 6. – 30 травня 1953. – С. 3.

[29] Новинки // Діло. – 1918. – Ч. 127. – 8 червня. – С. 2.

[30] Кедровський Володимир. 1917 рік. – Вінніпеґ, 1967. – С. 34; Свобода. – 1928. – Ч. 8. – 12 січня. – С. 2.

[31] Холмські українцї організуються // Свобода. – 1919. – Ч. 1. – 2 січня. – С. 6.

[32] Володимир-волинський узято // Нова Рада. – 1919. – Ч. 16. – 24 січня. – С. 3.

[33] Олесницький Я. Перед семи роками. День 22 січня 1919 в Київі // Діло. – 1926. – Ч. 14. – 22 січня. – С. 1.

[34] Як переведено злуку? Спогади учасника // Український вістник (Ню Йорк). – 1928. – Ч. 15. – 19 січня. – С. 1-3.

[35] Свято української Державности // Свобода. – 1937. – Ч. 50. – 3 березня. – С. 3.

[36] Театр і музика // Нова рада. – 1919. – Ч. 20. – 29 січня. – С. 4.

[37] Прохода Василь. Думки про правду. – Дрогобич, 2009. – С. 222.

[38] Гриневич Ярослав. З пригаслих споминів: крейдяні хрести // Вісник ООЧСУ. – 1976 . – Ч. 5. – Травень. – С. 25.

[39] Подюк Іван. На цьому мості стояли ми… / Українська Галицька Армія. Матеріали до історії. – Т. 5. – Вінніпег, 1976. – С. 96-102.

[40] Станімір Осип. Українська галицька армія в боях з армією ген. А.Денікіна / Українська Галицька Армія. Матеріали до історії. – Т. 1. – Вінніпег, 1958. – С. 470-484.

[41] Омелянович-Павленко М. Зимовий похід (6.XII.1919 - 6.V.1920 рр.) / За державність. Збірник 1. – Каліш, 1935 – С. 28.

[42] Доценко Олександер. Зимовий похід (6.ХІІ.1919-6.V.1920). – Варшава, 1932. – С. 170.

[43] Горліс-Горський Ю. Рік в Холодному Яру // Літопис Червоної Калини. – 1933. – Ч. 1. – Січень. – С. 13.

[44] Водяний Я.. Холодний Яр. Історична драма на 4 дії. З часів визвольних змагань на Україні 1921 р. – Тернопіль-Львів, 1928. – С. 12.

[45] Степовий Ю. В херсонських степах. – Мюнхен, 1947. – С. 21.

[46] Онацький Євген. Отаман Струк // Свобода. - 1932. – Ч. 232. – 5 жовтня. – С. 2.

[47] Артюшенко Ю. Події і Люди на моєму шляху боротьби за Державу. 1917-1966. – На чужині, 1966. – С. 71; Липовецький І. Інженер Юрій Артюшенко // Бюлетень Союзу Бувших Українських Вояків у Канаді (Торонто). – 1962. – Ч. 13. – Жовтень-грудень. – С. 25.

[48] Артюшенко Ю. По торах борців – за правду і волю. – Чікаґо, 1957. – С. 36-37; Артюшенко Ю. У 60-річчя створення Лєґії Українських Націоналістів / Календар-альманах Нового шляху. – Торонто, 1985. – С. 57; Артюшенко Ю. Лєґія Українських Націоналістів / Коновалець і його доба… 1972. – С. 382.

[49] Давидюк Руслана. Українська політична еміграція в Польщі: склад, структура, громадсько-політичні практики на території Волинського воєводства. – Львів-Рівне, 2016. – С. 323.

[50] Задорецький Петро. Фрагмент з діяльности полк. Є.Коновальця / Євген Коновалець та його доба. – Мюнхен, 1974. – С. 833-844.

[51] ЦДІАЛ. – Ф. 389. – Оп. 1. – Спр. 18. – Арк. 10-11.

Директория: кто, почему, как?

Летом 1918 года оппозиция власти гетмана Павла Скоропадского, собранная в Украинский Национальный Союз (УНСоюз), радикализировалась. Оппозиционные деятели приступили к подготовке вооруженного восстания. Директория — руководящий орган восстания — была сформирована вечером 13 ноября 1918 года.

Томос-1930 или Как "украинский нунций" в Стамбуле боролся за автокефалию УПЦ

Как только ослаблялось имперское давление на Украину или начиналось формирование независимого Украинского государства, сразу возникал вопрос автокефалии. В период Украинской революции, когда существовало Украинское независимое государство, церковную проблему решить не удалось. Но и после поражения освободительной борьбы правительство УНР в изгнании продолжало бороться за решение этого вопроса.

Панихида по Мазепе: почему гетман Скоропадский оказывал сопротивление

9 июля в квартире директора Украинского телеграфного агентства Дмитрия Донцова зазвонил телефон. На проводе был Гетман. Хотел поговорить об Иване Мазепе...

Кто и когда придумал лозунг "Слава Украине!"

Лозунг родился в Харькове. Прогремел на всю Украину из Киева. Сохранился благодаря усилиям галичан и волынян во Львове и Ровно. Но в сборнике трудов Степана Бандеры нет популярной в интернете цитаты, которую ему приписывают: "И придет время, когда один скажет: "Слава Украине!", а миллионы ответят: "Героям слава!".