Українська правда
Історична правда

Чи варто "ворошилити" минуле?

04.02.2011 _ Костянтин Скоркінсайт "Восточный вариант" (Луганськ)
Версія для друку

4 лютого 2011 виповнюється 130 років з дня народження нашого знаменитого земляка Климента Єфремовича Ворошилова, що пройшов шлях від хлопчини-робітника з заводу Гартмана до голови Президії Верховної Ради СРСР (формально, за радянською Конституцією - це пост глави держави, аналогічний сучасному президенту) (рос.)

Наш город носил имя Ворошилова дважды - при его жизни с 1935 по 1958 гг. (обратное переименование Ворошиловград в Луганск произошло из-за того, что Климент Ефремович оказался членом "антипартийной группы" - фракции противников хрущёвских реформ), и после смерти маршала - с 1970 по 1990 гг. Это характерное для советской тоталитарной культуры бесконечное переписывание истории, когда знатный земляк по воле партии в один день оказывался затаившимся врагом,  не могло не отразится и на отношении к личности Ворошилова у горожан.

Старшее поколение помнит полумифического красного маршала и сюрреалистические (туда-сюда) переименования в его честь города, люди среднего возраста знакомы с обнародованными в перестройку данными о  соучастии Ворошилова в сталинском терроре, а племя младое имеет о выдающемся земляке представление самое смутное (хотя пятачок возле памятника Ворошилову является местом сбора представителей молодежных субкультур - это называется "встретиться на "ворошах").

Но, так или иначе - Ворошилов это наше прошлое, более того, благодаря этому деятелю наш город получает символическую прописку в "большой истории". Мэр Луганска, перед окнами которого назидательно маячит конная статуя маршала Ворошилова, открывая выставку, посвященную 130-летию великого земляка, уже сказал: "Не зная своей истории, мы не можем идти вперед и строить будущее". Последуем его совету, и попробуем разобраться в том, чем для сегодняшнего Луганска является его именитый земляк.

Майбутні уславлені радянські маршали - Климент Ворошилов (зліва), Семен Будьонний (в центрі) та Семен Тимошенко (справа), 1920 р.
Прежде всего, стоит отметить, что личность Ворошилова до сих пор толком не осмыслена на его родине. Писалось и пишется про Ворошилова много, музей истории города создает тематические экспозиции, но личность Климента Ефремовича остается во многом мифологизированной.

С одной стороны - миф советский, о "селфмейдмэне", талантливом сознательном рабочем, который благодаря своей сознательности сделал головокружительную карьеру, с другой - миф антисоветский, где Ворошилов предстает кровожадным мутантом, недалеким сталинским прихвостнем. В этом плане показательны публикации в местной прессе к 130-летию Ворошилова. Если в [газете] "ХХІ веке" коммунист Юрий Чепурнов всячески расхваливает высокие человеческие и моральные качества Клима Ворошилова, то в "Свободном репортёре" националистка Ирина Магрицкая, напротив, описывает Ворошилова как исчадие ада. Соответственно, и  выводы авторы публикаций делают противоположные - Чепурнов откровенно сожалеет о том, что город больше не носит славное имя, а Магрицкая осуждает мэрию за то, что она тратит бюджетные деньги на чествование коммунистических людоедов.

На самом деле личность Ворошилова гораздо сложнее "чёрно-белых" исторических схем, если рассматривать ее не в контексте мифов, а в контексте реальной истории государств, в которых он жил - Российской империи и СССР. Остановлюсь на некоторых любопытных моментах, так сказать "канве для биографа".

Ворошилов - один із небагатьох, хто мав право звертатися до вождя на "ти" і називати його дореволюційним прізвиськом Коба

Прежде всего, крайне сомнительной представляется советская глорификация Ворошилова, как рабочего паренька, самобегло превратившегося в советского супермена. При этом совершенно в тени остается фигура его наставника Семёна Рыжкова. Обычно эта фигура подается в таком духе, что, мол, добрый интеллигент разглядел в молодом пролетарии талант и открыл ему дорогу к просвещению, устроив учеником в земскую школу.

Вскользь упоминается, что добрый интеллигент Рыжков тоже какой-то политической деятельностью занимался. Тут сказывается слабое понимание советскими людьми истории "дореволюционной" России. На самом деле учитель Семен Рыжков был крупным оппозиционным деятелем, входил в неофициальный кружок председателя Славяносербской земской управы Радакова, который, собственно, и занимался насаждением революционной пропаганды в нашем крае. Тут же стоит отметить, что, несмотря на то, что оппозиционные партии грызлись между собою, против правительства они выступали единым фронтом "освободительного движения". В его рамках большевики, с которыми связал свою судьбу Ворошилов, эсеры и другие радикальные течения играли роль агитаторов, боевиков и террористов, которыми руководили более респектабельные господа из либеральных и земских кругов.

Так что если называть вещи своими именами, то Семён Рыжков был куратором Ворошилова, выращивая из него низового рабочего вождя. В дальнейшем, в годы первой русской революции, Рыжков был избран от Екатеринославской губернии в Государственную думу, где вошёл в Трудовую группу - объединение радикальных либералов, а затем был избран и секретарем парламента. Когда царь Николай II отчаялся найти общий язык с "Думой народного гнева", как она громко именовала себя, и распустил мятежный парламент, Рыжков оказался в числе депутатов, подписавших в Выборге воззвание с призывом не подчиняться правительству. Пока его наставник в белых перчатках заседал в Думе, Ворошилов занимался на родине "грязной работой" революции - террором, организацией бунтов и забастовок.

Ещё одна любопытная связь Ворошилова того времени - депутат Думы Рыжков в своем выступлении в Думе обвиняя царское правительство в организации еврейских погромов, заявил: "Я живу в крупном промышленном районе и знаю, что погром, например, в Луганске не принял ужасающих размеров только потому, что безоружные рабочие голыми руками гнали погромщиков под страхом быть застреленными полицией".

Реальная ситуация была интересней - дело в том, что луганских евреев под защиту взяли отнюдь не безоружные рабочие, а хорошо вооруженные боевики Ворошилова, которого для охраны еврейской собственности фактически нанял крупный капиталист Соломон Вендерович.

Ворошилов у 1917 – голова Луганської міської думи та міської ради, організатор робітничої міліції. Фото - музей УМВС у Луганській області

 Ворошилов в своих мемуарах так вспоминает об этой сделке, позволю обширную цитату, очень уж хороша:

"До сих пор хорошо помню эту встречу с промышленником-шахтовладельцем Вендеровичем. Это был высокий, широкоплечий, средних лет господин, с живыми и очень выразительными глазами. Одет он был просто, но держался с достоинством.

- Рад познакомиться, господин Ворошилов, - сказал он мне, когда я вошел в его домашний кабинет. - Много слыхал о вас, но вот увидеться не доводилось. - При этом он насмешливо улыбнулся. - Так, значит, вы с нас, буржуев, решили деньги собирать?

- Да, - ответил я. - И это, как вы знаете, на вашу пользу. Если этого не сделаете, то можете потом пожалеть. Разве вы не знаете о погромах?

- Но ведь оружие вам нужно не только для этого, - хитро улыбнувшись, заявил он. - Я тоже газеты читаю и кое-что слыхал о большевиках.

- Если это действительно так, - сказал я ему, - то это облегчит наш разговор. Вы богатый человек и знаете, как иногда нужна людям финансовая помощь. Сегодня вы нас выручите, а придет время, - может быть и мы, большевики, вам кое в чем пригодимся. Во всяком случае, если вы сверх наложенной на вас суммы дадите нам еще денег взаймы, то я готов заверить вас, что мы в свое время честно уплатим вам все сполна и даже положенные проценты.

- Вы мне нравитесь, господин Ворошилов, - сказал он вдруг. - Так откровенно со мной еще никто не разговаривал. Деньги я вам по раскладке уплачу: это действительно сейчас выгодно. Может быть этим я спасу свое имущество от разгрома. А насчет будущего, - добавил он, - это дело неясное, когда оно придет, тогда и увидим, что оно такое и кто кому должен...".

Не правда ли, похоже на диалог из "Криминального чтива" или "Большого куша"? В реальности, "без ретуши", разговор был наверняка ещё более колоритным. "По понятиям".

Досьє робітничого ватажка Ворошилова з фондів жандармського управління. Фото - музей УМВС у Луганській області

Советский период жизни Ворошилов изучен не в пример лучше, но и здесь многие трактовки страдают однобокостью и зашоренностью. Например, игнорируется тот факт, что именно Климент Ворошилов, пусть и формально, но был творцом. Соборности Украины. А именно, в 1954 г. он как председатель Президиума Верховного Совета подписал указ о включении в состав УССР Крыма, по случаю годовщины Переяславской рады.

И в отличие от филькиной грамоты  - Универсала Соборности 1919 г., так и не вступившего в действие, документ, подписанный Ворошиловым, до сих пор остается подтверждением территориальных границ Украины. (В луганской "Реальной газете" в своё время публиковалось пародийное обращение "красных розенкрейцеров" с требованием «восстановить историческую справедливость» в отношении подлинного "автора" Соборности Украины).

Подведем итоги сказанному. Ворошилов - это деятель, прежде всего, интересный.

Годы советского восхваления и постсоветской хулы в его адрес этот интерес только отбивали. Немудрено, что сейчас он оказался в роли "какого-то мужика на коне", который стоит в деловом центре города непонятно зачем. Между тем, луганчане по-прежнему воспринимают Клима Ворошилова, как своего выдающегося земляка. В 2008 г., по итогам опроса "Великий луганчанин", регионального аналога проекта "Великие украинцы", Ворошилов вошёл в пятерку самых знаменитых и популярных луганчан. 

И здесь мы походим к важному моменту - чтить или не чтить память Ворошилова?

Кінний пам'ятник у центрі Луганська, який колись двічі був Ворошиловградом. Фото з сайту www.drive2.ru

Автору этих строк подход к историческим деятелям и событиям только с позиции почитания либо хулы кажется крайне контрпродуктивным и попахивающим заменой собственно истории идеологией. Как видели ранее, многие эпизоды из биографии Ворошилова могут заиграть новыми красками, если посмотреть на них в более широком контексте и без идеологических шор. Так что в этом смысле жизнь Ворошилова - это наше достояние, ждущее своего пытливого исследователя.

И в завершение. Недавней сенсацией среди луганских блогеров стал текст про "Луганск, которого нет" - изящная мистификация, в которой на основании "точных исторических данных" убедительно доказывается, что Луганска-Ворошиловграда не существует.

Обыгрывается там и имя Ворошилова: "Трагикомедия с переименованиями несуществующего города началась с простой шутки. В воскресенье, 3 ноября 1935 года, на даче у Сталина без 17-ти дней первый маршал СССР, Климент Ефремович Ворошилов, неосторожной остротой задел генерального секретаря. Не сильно задел, иначе эта история быстро переросла бы в трагедию. Но задел. И Сталин не замедлил с ответом - в понедельник 4-го указ был подготовлен, а во вторник, 5-го ноября 1935-го года, принят. Несуществующий город стал называться именем остряка. В 1958-м Ворошилову было уже не до острот - он неосмотрительно примкнул к "Антипартийной группе и примкнувшему к ней Шепилову" и возмездие не заставило себя ждать. Ему повезло больше других - военные заслуги всё же перевесили и Хрущёв ограничился тем, что выставил маршала на посмешище перед всей страной. Несуществующий город переименовали обратно в Луганск, сопроводив переименование оскорбительным пояснением, мол, маршал "ещё жив".

Сказка ложь, да в ней намёк - постоянное переписывание истории, сопровождающееся спешными переименовываниями, низвержениями кумиров и наклеиванием ярлыков чревато утратой исторической памяти. И тогда действительно в пору усомниться - а был ли такой город Ворошиловград? А были ли все мы?

Джерело: "Восточный вариант"



Теми: XX сторіччя, історія України, історія СРСР, Луганщина, терор, комунізм, армія, Сталін



АВТОРИЗАЦІЯ
Для авторизації використовуйте ті самі ім'я і пароль, що і для коментування публікацій на "Українській правді".


УВІЙТИВІДМІНИТИ
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter