Спецпроект

Донецький Пеле, якого всі ніжно називали "Бабуся"

Свого легендарного "забивалу" Віталія Старухіна керівники "Шахтаря" викрали посеред ночі у Полтаві. Перед тим переконали дружину - мовляв, "Донбас - це надійно". Незабаром він стане їхнім найкращим бомбардиром, а в 1979-му - футболістом №1 Радянського Союзу (рос.).

1981: футболісти донецького "Шахтаря" на руках виносять 31-річного форварда Старухіна з поля. Він хотів грати і далі, але тренери взяли курс на "омолодження"

Свою блистательную карьеру один из лучших форвардов донецкого "Шахтера", по нынешним меркам, начал довольно поздно. Первые футбольные университеты будущий профессионал получил в детской футбольной школе в столице Белорусской ССР, когда ему уже было, не много - не мало, 11 лет. Да и его первоначальное амплуа тоже весьма любопытно. Он был вратарем.

Видно, заметили детские футбольные тренеры иной талант и стремление забивать у молодого дарования советского футбола. И поставили его на позицию... защитника. Да, иногда путь в форварды бывает тяжелым и тернистым. Так получилось и у Виталия Старухина.

Там и сделали из молодого паренька настоящего профессионала. И пришло время решать свою судьбу - выбирать команду.

Віталія Старухіна (у смугастій формі) вважають футболістом №1 донецького "Шахтаря" всіх часів. Фото - www. segodnya.ua


"Воистину судьба играет человеком, хотя сам он играет всего лишь в футбол... Родился и вырос я в Белоруссии и не думал по молодости, что придется покинуть родные места в поисках футбольного счастья. Не уйди тогда из Минска Александр Александрович Севидов, привлекавший меня, совсем еще пацана, к матчам дублеров, все могло обернуться иначе.

Нет, нет, я не ропщу, не жалуюсь на судьбу, даже считаю ее вполне удавшейся. Какая-то справедливость, житейская закономерность все-таки существует и торит себе дорогу через ухабы случайностей.

"Случайно" уехав из Минска (как много позже скажет один известный футболист, "пришла пора служить в армии"), я провел отведенные законом о всеобщей воинской обязанности два года в одесском СКА и подался в цивильный клуб - полтавский "Строитель".

Откровенно скажу, что интерес был во многом меркантильный: в Полтаве сразу дали квартиру, что для женатого человека - первое дело. А кроме того, я никогда в облаках не витал, воздушных замков не строил, старался жить по правилу "от добра, добра не ищут". Словом, Полтава меня устраивала вполне. Но ведь судьба, судьба...

С приходом на пост старшего тренера "Строителя" Юрия Николаевича Войнова, я попал в сборную Украины, а стало быть - в поле зрения многих специалистов. К тому же за клуб второй лиги играл прилично: на месте опорного полузащитника забивал в сезон 25 мячей.

Начались искушения: то в Запорожье зовут, то в Днепропетровск. Будили честолюбие. И оно, наконец, проснулось, когда приехал "вербовщик" из Донецка - Алексей Дрозденко. А рекламу в "Шахтере", как позже выяснилось, мне уже создавал, как смог, Саша Васин, с которым мы играли в Полтаве, только он отправился в Донецк годом раньше.

В конце концов, после дебатов на семейном совете мы с женой принимаем окончательное решение: едем! "Донбасс, - говорила Лариса, - это надежно".

Только вот, чтобы оказаться в команде, одного предпочтения игрока по тем временам было мало. Простые и понятные законы рынка, согласно которым футболист - тоже товар, тогда на 1/6 части суши не действовали, и "Шахтеру" не оставалось ничего другого, как... выкрасть Старухина из Полтавы под покровом ночи.

Готовимся мы к очередной игре, ночуем на базе в дачных дощатых домиках на берегу Ворсклы. Часа в три ночи - стук в окошко. Выглянул: какой-то незнакомый мужик жестами показывает - дескать, выйди, разговор есть. Потом второй незнакомец в окошке нарисовался... А уж когда там Лариса, жена, появилась, совсем обалдел, подумал, что все еще сплю.

Люди из "Шахтера" хитро все обставили: сначала заехали за Лоркой моей в Полтаву, ее уговорили-умаслили, ну а мне-то уж и отступать вроде некуда. Чтобы никого из спящих ребят не разбудить, побросал в темноте на ощупь в сумку бутсы, спортивный костюм - и деру! Никогда не подозревал, что "рафик" - такой скоростной автомобиль, каким он мне показался в ту ночь. Главным было уйти за пределы Полтавской области, пока тревогу не подняли и погоню не организовали. Обошлось".

Пропажу форварда Полтава наутро, разумеется, обнаружила, поднялся страшный шум, и Федерация футбола СССР строжайше запретила Старухину выступать за "Шахтер", который в тот год успешно боролся за возвращение в высшую лигу.

Старухин стал выступать за дубль под фамилией Черных. Все бы ничего, однако руководители "Шахтера" не учли, что протоколы матчей дублеров тоже поступают в Москву, в футбольную федерацию. И там, конечно же, быстро обратили внимание на "забивного", но никому не известного форварда.

Вскоре пришел вызов: футболист Черных должен прибыть на сбор молодежной команды СССР. Ответили телеграммой, якобы заверенной врачом: дескать, футболист Черных внезапно заболел менингитом и рассчитывать на него не стоит. После этого донецкие тренеры стали вписывать Старухина в протоколы матчей дублеров под разными фамилиями.

В официальном матче чемпионата СССР, оказавшемся для дебютанта оранжево-черных стартовым на пути к членству в Клубе Григория Федотова, фамилия "Старухин" впервые зажглась на табло Центрального стадиона "Шахтер" в Донецке 7 апреля 1973 года.

Будучи "чистым" центрфорвардом, не обремененным на поле никакими другими обязанностями, кроме "забивных", а значит, зависимым от партнеров, Старухин настолько органично был встроен в игру "Шахтера", что и партнерам жилось возле него очень комфортно.


Донеччанин Старухін розігрався тільки під кінець кар'єри - у 1979 році він став найкращим бомбардиром вищої ліги і визнаний найкращим футболістом країни

Пик игровой карьеры Старухина пришелся на сезон-79, когда он с 26 голами стал самым метким снайпером чемпионата СССР и одновременно был признан футболистом года. Чем создал прецедент: впервые лучшим в стране, по всем параметрам считавшейся футбольной, оказался игрок, которого тренеры национальной сборной не жаловали своим вниманием.

Оказавшись на вершине своей футбольной славы в 30-летнем возрасте, он говорил, что намерен оставаться в игре до 35, и это совсем не выглядело бравадой: серьезные травмы, слава богу, обходили его стороной. Однако до установленного самому себе срока не дотянул: в "Шахтере" был взят "курс на омоложение", и уже летом 81-го от услуг лучшего в истории клуба форварда отказались, хотя сам он хотел и, наверное, мог бы еще поиграть.

В составе "Шахтера" Старухин дважды становился вице-чемпионом СССР, один раз - бронзовым призером всесоюзного первенства, выигрывал Кубок страны. С его именем связан и выход донецкой команды на еврокубковую арену, когда жребий выбирал в соперники горнякам "Барселону", "Ювентус", "Монако".

Полтора десятка лет он проработал детским тренером в школе "Шахтера", а потом от футбола оставил себе только инспектирование игр чемпионата области да ветеранские матчи, в которых служил главной приманкой для зрителей и по-прежнему исправно забивал.

В несчастье, датированное 9 августа 2000 года, очень долго не хотелось верить... Ему стало плохо на даче, где летом он жил практически постоянно, и родные с трудом уговорили Виталия лечь в больницу. Врачи оказались бессильны: пневмония и отек легких...

Журнал "Футбол в лицах" писал о Виталии Старухине - "Он был кумиром в самом что ни на есть прямом значении этого слова. Человеком, которого толпа готова была носить на руках. Донецкие мальчишки на полном серьёзе считали, что масштабы форварда "Шахтера" вполне соизмеримы с самим Пеле.

Стадион наградил Старухина трогательным прозвищем Бабуся, прощал ему маленькие бытовые слабости и готов был молиться на лысую макушку, которой тот вколачивал противникам голы с упорством парового молота. Это был яркий случай, когда игрок становится народным героем".

Джерело: сайт "Донецк: история, события, факты"

Дев’ять імен: репресована свобода

Народи Балтії у 1918-1920 рр. зуміли здобути та захистити незалежність. У Литві, Латвії та Естонії утворилися національні держави. Втім, у 1940 р. після окупації балтійських держав Червоною армією, між жорна радянських репресій потрапили представники усіх груп політичних еліт трьох країн, без різниці, якою була їхня попередня орієнтація – демократична чи вождистська.

Член РУП Дідковський – організатор Уралу

Він народився в Житомирі. Закінчивсь кадетський корпус в Києві. Друкував українські видання в Петербурзі. Повернувся в Україну для розгортання РУП. Закінчив університет в Женеві. Партизанив на Уралі, який вже добре пізнав. Саме він прийняв і поселив царську родину в Єкатеринбурзі, яка у подальшому була розстріляна. Його ім’я носить гора – одна з трьох найвищих на Уралі.

Данило Скоропадський. "Валет" у колоді карт МГБ СССР

"33-літній принц України одного дня може стати центральною фігурою у великім повстанні, від якого може залежати доля Європи і України", - так наприкінці 1930-х років писали у пресі про гетьманича Данила Скоропадського після його поїздки до США та Канади за дорученням батька. З 1941 року син Павла Скоропадського став об'єктом уваги радянських спецслужб під оперативним псевдо "Валет".

Життя на війні та поза нею. Уривок з книги Івана Гоменюка "Мурашник. Нотатки на манжетах історії..."

Багато науковців називають Першу світову війною технологій. Справді, безліч технічних новинок і новацій випробовувалися саме тут. Зросла роль авіації, яку раніше воєначальники вважали дорогою й непотрібною розвагою. Авіатори були потрібні для розвідки та спостереження, набувала поширення бомбардувальна авіація, а повітряні бої вже не були дивиною навіть на Східному фронті.