Спецпроект

Из неисчерпаемого источника* (рождественский текст Бандеры)

Большевики начали отчаянную борьбу с религией, преследуя и уничтожая Церковь Христову. Но они не смогли уничтожить заложенные в человеческие души основы веры: тоску по Богу и поиск Божества.

...Окончательным аргументом большевицкой системы является смерть, угроза уничтожения, и дальше безоглядное уничтожение всех непокорных и неугодных.

Но этот аргумент, увы, оказался не всесильным.

Большевики, исповедующие материалистическую идеологию, не смогли достать те глубины в душе человека и народа, которые нельзя ни изменить, ни уничтожить, поскольку их природа, сила и влияние уходят далеко за пределы границы между жизнью и смертью.

Это и есть причина неудачи большевицкой инженерии человеческих душ.

Испытания смертью не выдерживает тот, кто считает жизнь высшей ценностью. Но есть миллионы людей, защищающие ценности, которые для них дороже самой жизни.

Большевики начали отчаянную борьбу с религией, преследуя и уничтожая Церковь Христову, делая невозможной религиозную жизнь. Но они не смогли уничтожить заложенныю в человеческие души основы веры: тоску по Богу и поиск Божества.

Сумев лишить человека всякой свободы, большевизм не в силах задавить само стремление к свободе. Оно присуще каждому человеку и народу, всегда живо и зовет к борьбе. Потому что свободная воля - это дар, данный Богом.

Правду можно посадить в тюрьмы, концлагеря, загнать в подполье, а на ее место поставить фальшь и ложь. Но даже большевики не могут вырвать из человеческой души понимание, что такое правда, тоски по ней и желание ее торжества.

Потому что правда - это дорога, по которой человек идет к Богу. И ни большевики, ни кто-либо или что-либо другое не в силах совратить человечество с этого пути.

Точно так же большевикам сложно будет угасить любовь к ближнему, чувство справедливости и жажду ее триумфа. Для этого им нужно будет отменить основные Божьи законы, краеугольные камни общественных и человеческих отношений, которые голосом совести всегда отзываются в душе.

Большевики попытались разложить нации и превратить их в бездушное стадо "советских людей", выжечь национальное сознание и национальное чувство. Но и здесь им не удастся добраться до самой глубины: эти чувства и признаки уже в крови, они естественно присущи человеческой душе.

Все эти неуничтожимые корни души не позволяют человеку стать безвольным и послушным орудием коммунизма, наполненного ненавистью к Богу, нации и человеку. Они заставляют человека сопротивляться преступлениям большевизма, активно бороться за его уничтожение.

Но сила этого сопротивления зависит от силы вдохновения самих борцов. 

Существует ли тот источник, который утолит нас, который придаст сил нашим истощённым душам?

Вера в Бога, в Спасителя, укрепляет силы души. В самые тяжелые времена, в худших жизненных ситуациях, в великом несчастье, терпении и борьбе вера в Христа дает самую сильную и часто единственную действенную помощь.

Вот о чем нам нужно думать, куда обращать свои сердца, если мы хотим помочь нашему народу в его благородном стремлении к правде и свободе.

*Стаття "З невичерпного джерела" була написана у переддень Різдва і надрукована в тижневику ОУН "Шлях Перемоги", що виходив у Мюнхені, в січні 1957 р. Оригінальна версія - тут, переклад у скороченні Ігоря Ткаленка.

Юрій Юзич: Пластуни віднайшли у Відні могилу начштабу корпусів УГА Фердинада Льонера

Хто такий Фердинад Льонер (Ferdinand Lohner)? Уродженець Сараєво, австрійський німець. Випускник віденської академії генштабу 1914 року. Відзначений кількома хрестами за хоробрість на італійському фронті. Добровольцем вступив до УГА.

Наталка Діденко: Тролейбус номер 15. Зупинка «Вулиця Івана Кудрі». П`ята зупинка

Боєнська вулиця, сповнена тваринного жаху в прямому сенсі, Іван Кудря, за яким тягнеться шлейф крові та нищення, трагедії Жовтневого палацу та Хмарочоса Гінзбурга, а тепер готелю `Україна`, які стоять практично поруч, дивляться один на одного – усі ці місця та імена якось фантастично сплелися драматичними нитками нашої історії.

Наталка Діденко: Тролейбус номер 15. Печерський міст. Четверта зупинка

В районі зупинок Печерського мосту закінчувалася домашня атмосфера і розбігалися дороги на всі ділові боки великого міста. Спортивні штани пенсіонерів, "тягнучки", халати домогосподарок у дрібні квіточки, немите волосся, тапочки, авоськи, ненафарбовані червоним губи, старі куртки, в яких ходили по гриби, сюди не доходили.
Якщо ти вже доїжджав до Печерського мосту, то одягнений був по-міському, відповідно тодішній моді або міським стильним тенденціям. Цей згусток транспортних зупинок з назвою "Печерський міст" був перепусткою у велике місто

Сергій Стуканов: Спекуляції, маніпуляції і моралізаторство Путіна

Прочитав статтю Путіна щодо Другої світової. Треба визнати, талановита пропаганда. Й виглядає доволі стрункою для тих, хто не сильно орієнтується в історії