Про Сирію, Росію, Париж та Донецьк

Спокойная жизнь Парижа и остального мира зависит сегодня в той же мере от разоружения террористов, сеющих насилие на Донбассе. Мир не может чувствовать себя в безопасности до тех пор, пока на Донбассе и в России есть люди, считающие, что у них есть право убивать.

Кровавая резня, устроенная исламскими боевиками в Париже в пятницу 13-го, лишила жизни не только своих непосредственных жертв. Она лишила безопасной жизни миллионы тех, кто считал, что живет в безопасности. Оказалось, что насилие не имеет границ, а цивилизационные разломы проходят не на далеком Востоке, а на соседней улице.

В результате, насилие становится обыденным. Насилие уже стало обыденным. И этому способствовал не только многолетний кровавый шабаш "исламского государства", волна которого только-что накрыла Париж.

Проливаемая в Сирии кровь - лишь один из эпизодов складывающейся по всему миру новой реальности, в которой насилие и убийство оказываются дозволенной частью повседневности. Эта дозволенность развращает.

Человеческое сознание имеет прецедентный характер: если можно убивать где-то, значит можно убивать и здесь, если можно убивать другому, значит можно убивать и мне.

Подготовкой убийц и террористов уже занимаются не законспирированные организации, а современная ситуация в мире и ее дискурс, воспроизводящий насилие, новости о котором постоянно транслируются по коммуникационным сетям.

Картина мира, вырвавшись из медийных сетей, превращает насилие в сетевую организацию, не нуждающуюся в организующих центрах. Здесь каждый решает за себя и ищет себе подобных.

В этой ситуации любой очаг насилия, где бы он не находился, оказывается деталью дьявольского пазла, который складывается в очередной теракт.

Насилие, творимое на Донбассе вооружаемыми и руководимыми из России боевиками - неизбежная составляющая этой новой картины мира, дающей человеку право на убийство.

Безо всякой конспирологии можно говорить  "русском следе" "парижской бойни", поскольку одно из ее слагаемых - эхо войны на востоке Украины.

Исламисты, презирающие европейскую цивилизацию, решили создать "свое" государство на обломках империй Ближнего Востока, пользуясь поддержкой громадной уммы своих единоверцев, им сочувствующих.

Люмпены с причудливым "православно-советским" сознанием, презирающие все украинское как "малорусское", решили создать "свое" государство на развалинах советской империи, пользуясь поддержкой самого громоздкого  обломка этой империи, им сочувствующего.

И то, и другое - тот ментальный и политический фон, на котором произошла парижская резня.

Нападение исламистов на Париж не только не должно отодвинуть события на Донбассе на задний план мировой политики. Напротив, мир должен задуматься, что безопасность человека не слагается исключительно из бдительности гражданского общества и профессионализма спецслужб.

Как ни парадоксально это прозвучит, но спокойная жизнь Парижа и остального мира зависит сегодня в той же мере от разоружения террористов, сеющих насилие на Донбассе, как и от успеха борьбы с исламистским террором в Сирии и повсюду. Мир не может чувствовать себя в безопасности до тех пор, пока на Донбассе и в России есть люди, считающие, что у них есть право убивать.

Наталка Діденко: Тролейбус номер 15. Зупинка «Площа Лесі Українки». Зворотна четверта.

У 2004 р., під час Помаранчевої революції, ми з друзями з Польщі, їхали до нас на вулицю Кіквідзе.
І раптом на площі Лесі Українки побачили якесь скупчення автомобілів, перекритий бульвар і активний людський рух. Виявляється, звідкись виїхав БТР...

Андрій Козлов: Гонгадзе і сумбурні думки

Гія дав в результаті суспільству і зачатки політичної огиди, і початкову волю до протидії злу, і більше демократії, і зовсім іншу свободу слова, і в цілому - багато-багато передумов до руху вперед, до прогресу

Павло Гай-Нижник: Нотатка про майбутнє погруддя Болбочану і визволення ним Криму

Не варто іти російським шляхом і прикрашати історію на догоду комплексам малоросійства ура-патріотів й не смішитися потім на публіці висловами типу "визволитель", "великий полководець" та плодити фейки чи напівфейки

Наталка Діденко: Тролейбус номер 15. Зупинка «Вулиця Щорса». Зворотна третя

Важливо з тактом та розумінням добирати назви для вулиць, попередньо вивчаючи історію героя чи самої вулиці.

Адже іноді невідповідність величних назв обдертим та занедбаним носіям-вулицям викликає жаль та насмішку, а то й катастрофічні для держави наслідки вибору