Спецпроект

Автор спільного підручника Алєксандр Чубар'ян: "Україна в СРСР - це не тільки репресії"

"Всі спроби інших країн зі створення підручника, де б викладалася якась усереднена компромісна історія, з тріском провалилися. Німці з поляками 15 років намагалися створити такий підручник і нічого у них не вийшло" (рос.)

Академік Алєксандр Чубарьян - директор Інституту загальної історії Російської академї наук і керівник робочої групи зі створення спільного українсько-російського підручника для вчителів
РИА Новости
 
Министры образования России и Украины Андрей Фурсенко и Дмитрий Табачник договорились о подготовке общего для двух стран учебника истории для учителей.
 
О том, что может получиться из этой затеи, "Огонек" решил узнать у директора Института всеобщей истории РАН, академика Александра ЧУБАРЬЯНА.

— Прежде всего речь идет вовсе не о привычном нам учебнике для общеобразовательной школы — так называемом стабильном учебнике.

Все опыты других стран по созданию таких стабильных учебников, где бы излагалась какая-то усредненная компромиссная история, с треском провалились. К примеру, немцы с поляками полтора десятилетия пытались создать такой совместный учебник и ничего у них не вышло.

Поэтому мы хотим создать вовсе не учебник, а методическое пособие для учителей школ. И, может быть, для старшеклассников. Образцом для него стало пособие по российско-германской истории, которое сейчас готовят ученые обеих стран.

Второй момент: речь не идет об одной книге, в которой бы давалась какая-то универсальная трактовка совместной истории российского и украинского этносов.

За основу нашего пособия мы взяли так называемую модульную систему, которая будет состоять из отдельных брошюр. Уже 2 декабря в Москве соберутся рабочие группы двух стран, которые и обсудят темы будущих модулей.

— Кто из специалистов будет принимать участие в разработке совместного пособия?

— К настоящему времени состав рабочих групп еще неизвестен. Пока лишь имеются только руководители.

Так, с украинской стороны рабочую группу возглавил Александр Андреевич Удод, директор Института инновационных технологий Министерства образования и науки Украины.

С российской стороны группу возглавляет ваш покорный слуга.

— Многие украинские историки опасаются, что никакого компромиссного подхода к истории не может быть в принципе, что Россия навяжет Украине свою трактовку многих событий... Скажите, возможна ли вообще объективная версия истории, которая устроит обе стороны?

—- Две недели назад мы с господином Удодом, будучи на встрече в Киеве, пытались немного поразмышлять на эту тему. Понимаете, при подготовке такого совместного учебника есть два возможных подхода.

Первый состоит в том, что необходимо избегать конфликтных тем, выбирая для освещения только те вопросы, по которым у нас сложились общие взгляды и подходы.

Другой — это, напротив, сосредоточение на самых трудных и непростых вопросах между россиянами и украинцами. И сказать, какой из них в результате возобладает, я сейчас не могу.

Пока что мы по предложению украинской стороны решили начать нашу модульную систему с темы о повседневной жизни русских и украинцев в XIX-XX веках. Это сейчас очень модная тема — все историки ныне только и пишут про повседневную жизнь разных народов.

— Какие еще темы российско-украинской истории требуют отдельного исследования?

- Прежде всего само возникновение древнерусской государственности. В этой теме скрыта масса проблем и вопросов.

Лично я являюсь сторонником того, чтобы включить эту тему в контекст более широкого проекта, которым мы сейчас занимаемся, в частности в проект, рассказывающий о происхождении древних европейских государств.

Чтобы было возможным провести сравнительный исторический анализ: как создавались германское государство, как — французское, а как — русское и украинское и какие у этих процессов есть общие моменты.

Во-вторых, огромная масса вопросов российско-украинской истории связана с XVII веком, то есть с Переяславской Радой, с присоединением Украины к России. Далее — Полтавская битва и гетман Мазепа.

Очень оживленная дискуссия между историческими сообществами обеих стран идет по вопросам начала ХХ века — у украинцев есть свои представления об украинской революции 1918 года, которую они часто противопоставляют революции 1917 года в центральных регионах России.

Есть у них свое мнение по поводу политики коллективизации, по поводу развития националистических движений типа УПА-ОУН в годы Великой Отечественной войны.

Также есть масса интересных сюжетов, связанных с сопоставлением взаимосвязей русской и украинской культуры, например в творчестве Гоголя или Булгакова.

— За годы строительства украинской национальной идеологии мы узнали, что у украинских историков и политиков есть масса исторических претензий к России. Отмечают ли нынешние украинцы какие-либо позитивные стороны нашей совместной истории?

— Понимаете, тот факт, что один народ какое-то время находился в составе другого, вовсе не может быть основанием для взаимного отторжения, вражды и ощущения неполноценности.

Классический пример: Норвегия 300 лет была в составе Швеции. Ну и что с того? Сейчас этот факт служит всего лишь поводом для многочисленных анекдотов, не более.

Если же говорить по существу вопроса, то все, безусловно, признают, что вхождение Украины в состав Российской империи или СССР имело самые неоднозначные последствия.

Да, после вхождения украинцы жили по законам империи или же Советского Союза с его репрессивным аппаратом. Но, с другой стороны, они входили в состав большой страны с автономным положением и с гарантиями экономического развития.

Они оказывались членами широкого международного сообщества, получали передовые технологии, университеты, академии наук, учреждения культуры и образования — это же все очевидные вещи. Они получали возможность обучать свои национальные кадры в лучших университетах в Москве.

Навіть у Грушевського є моменти, які українська і російська науки трактують по-різному

Разумеется, эти факты никак не снимают вопросов критики политики царизма или советского режима, но ученые обеих стран согласны с тем, что наша история представляет собой сложный и противоречивый комплекс вопросов.

И нам надо показать молодому поколению, что в вопросах истории народов и государств не бывает простых и однозначных ответов.

Для меня же в этом российско-украинском проекте главным моментом является то, что необходимо показать всем историкам, что в научной исторической среде могут преобладать позитивные образы — даже при всех спорах и разногласиях при оценке каких-то спорных моментов.

Самые спорные моменты в российско-украинской истории, которые стороны объясняют по-разному:

 
Киевская Русь

Россия: Киевская Русь стала колыбелью для могучего народа. Происками польских супостатов он, однако, был разбит на русских, украинцев и белорусов.

Украина: Уникальная культура Киевской Руси воплотила в себе лучшие качества зарождавшейся украинской нации. 

 
Переяславская Рада

Россия: Подняв запорожское казачество на бунт против Речи Посполитой, Богдан Хмельницкий сумел воссоединить Левобережную Украину с братским русским народом.

Украина: Переяславский договор должен был означать только временный военный союз против Речи Посполитой, но обрек Левобережную Украину стать жертвой российских имперских амбиций.

 
 Мазепа

Россия: Обманув высочайшее доверие Петра I, гетман Мазепа перебежал на сторону шведов. Под Полтавой с изменником удалось расквитаться.

Украина: Жаждавший для Малороссии независимости, гетман Мазепа решился на военный союз со шведами. Но Полтава привела украинский народ не к свободе, а к очередному витку русского ига.

 
Голодомор

Россия: Голод 1932-1933 годов на Украине был вызван губительной аграрной политикой Сталина и явился частью всесоюзной трагедии. Хлеба не хватало и в Казахстане, и в Поволжье.

Украина: Голодомор был умышленным истреблением украинской нации.

 
Украинская Повстанческая Армия

Россия: Националистические банды, убивавшие советских военнослужащих и активистов, стоят в одном ряду с немецкими захватчиками.

Украина: Национально-освободительное движение в годы войны.

 

Джерело: журнал "Огонёк"

Карабах 1988 – 2020: як не заплутатися у районах та назвах населених пунктів

Осіння війна 2020 року привернула увагу всього світу до Нагірного Карабаху. Вірмено-азербайджанський конфлікт там триває вже три десятиліття.Однак остання ескалація кардинально змінила контури лінії зіткнення, призвела до істотних політичних наслідків. Ми мали нагоду спостерігати азербайджанський наступ у режимі реального часу. Протягом короткого часу оглядачі опанували назви населених пунктів та районів, ознайомилися із ландшафтом і транспортною інфраструктурою регіону.

Чехословаччина – народження демократії на уламках імперії

У купе потягу, котрий покидав Австро-Угорщину і прямував до Італії, сидів поважний чоловік з доглянутими сивими вусами та капелюхом на голові. Професор філософії, депутат парламенту імперії Габсбургів Томаш Ґаріґ Масарик. Разом з ним в потязі їхала його дочка Ольга. Масарик багато років маневрував між різними політичними течіями, проте в 1914 році, з початком Великої війни, професор прийняв рішення – він зробить все від нього залежне, щоб виникла нова держава – незалежна Чехословаччина. Зараз він прямував в Італію з метою організувати рух опору за кордоном. В разі провалу його задуму, йому і його родині, загрожувала в’язниця. Масарик розумів – або він здобуде державу для свого народу, або вже не зможе повернутися в Прагу.

Шанс на виживання: Київ у роки Голодомору

У роки Голодомору-геноциду абсолютна більшість українців проживала в сільській місцевості. Комуністичний тоталітарний режим, створюючи умови несумісні з життям, спрямував свій удар насамперед проти українських селян. Репресивна машина одним із механізмів злочину геноциду обрала вилучення всього продовольства, що призвело до масової смертності від голоду.

«Чи можна вважати Голодомор геноцидом?»: транскрипт вебінару Німецько-української комісії істориків

24 вересня 2020 відбувся вебінар Німецько-української комісії істориків під назвою «Чи можна вважати Голодомор геноцидом?». Ця дискусія після її анонсування викликала широке обговорення в Україні.