Спецпроект

Україна не була Росією вже сто років тому

Цей процес продемонстрував, хто є хто. Він показав, як багато в країні негідників - але благородних, чесних людей було набагато більше. Причому серед цих людей могли виявитися і ті, хто аж ніяк не симпатизував євреям, але відчував огиду, коли стикався з відвертою, нічим не прикритою брехнею (рос.).

Сто лет назад здесь, в Киеве, пропал маленький мальчик Андрей Ющинский - уже спустя неделю его тело с многочисленными колотыми ранами было обнаружено на тогдашней окраине города, возле кирпичного завода.

А еще спустя несколько дней черносотенцы из "Союза русского народа" обвинили в убийстве мальчика приказчика этого завода Менделя Бейлиса, причем заявили, что совершил Бейлис это убийство в ритуальных целях - ему понадобилась кровь ребенка.

Так Киев на несколько лет стал центром политической жизни Российской империи. И если получил широкую известность во всем окружающем мире - то именно благодаря этому позорному делу. Исторические исследования происходящего вокруг дела Бейлиса показали, что тогдашняя власть не сомневалась в невиновности арестованного - но не хотела ссориться с реакционерами.

Поэтому расследование убийства и сам судебный процесс стали ареной самых разнообразных манипуляций - от участия в расследовании отстранялись сыщики, которые выходили на настоящих убийц, был заменен председатель Киевского окружного суда, его власти сочли ненадежным.

Среди киевских прокуроров не нашлось ни одного (!), кто хотел бы выступить в роли государственного обвинителя, и министру юстиции пришлось направить на процесс прокурора из Санкт-Петербурга.

В кругу православных священников по всей стране (!) не нашлось ни одного, кто согласился бы выступить экспертом обвинения - и в результате властям империи, базировавшейся на триаде "самодержавия, православия и народности", пришлось поручить эту скользкую миссию католическому ксёндзу, зависимому от решения правосудия по собственному делу.

Чорносотенна газета закликала: "Помяни православный русскій народъ имя замученнаго жидами отрока Андрея Ющинскаго! Христіане, берегите своихъ детей!!! 17-го марта начинается жидовский пейсахъ"

Словом, этот процесс продемонстрировал, кто есть кто. Он показал, как много в стране негодяев - но благородных, честных людей было гораздо больше.

Причем среди этих людей могли оказаться и те, кто отнюдь не симпатизировал евреям, но испытывал отвращение, когда сталкивался с откровенной, ничем не прикрытой ложью, жертвой которой должен был стать ни в чем не повинный человек.

Жидо-мазепинці як предки жидо-бандерівців. Сенсації "Двуглавого орла"

Имена многих из этих людей широко известны. Владимир Короленко посвятил "делу Бейлиса" весь свой писательский талант. Адвокат Арнольд Марголин, будущий заместитель министра иностранных дел УНР и её посол в Лондоне (это к вопросу об антисемитизме первого украинского государства) организовал комитет в защиту Бейлиса.

Владимир Набоков, отец великого писателя, был доверенным лицом подсудимого. В защиту Бейлиса высказывались Блок и Горький, Гиппиус и Фёдор Сологуб, Томас Манн и Герберт Уэллс, Остин Чемберлен и Анатоль Франс.

Но всё это весьма образованные люди, которые прекрасно понимали, что происходит на самом деле, и не боялись вступать в конфронтацию ни с российскими властями, ни с черносотенцами.

 

Оправдали Бейлиса не они. Оправдали присяжные, которых подбирали специально для того, чтобы они вынесли обвинительный приговор. Простые люди, которые не оставили как будто своего следа в истории, но о ком стоит вспомнить в первую очередь.

Митрофан Кондратьевич Кутовой - крестьянин села Хотово [зараз - Хотів Київської обл.]; Савва Феодосьевич Мостицкий - киевский извозчик; Георгий Алексеевич Оглоблин - чиновник; Константин Степанович Синьковский - служащий почты; Порфирий Лаврентьевич Клименко - крестьянин, работник Демиевского винного склада в Киеве; Митрофан Иванович Тертычный - житель села Борщаговки; Петр Григорьевич Калитенко - служащий киевского вокзала; Фауст Яковлевич Савенко - крестьянин из села Кожуховки; Архип Григорьевич Олейник - крестьянин из Гостомеля; Иоасаф Антонович Соколовский - крестьянин; Иван Григорьевич Перепелица - домовладелец на Вознесенском спуске, контролер киевского трамвая; Макарий Давыдович Мельников - губернский секретарь, помощник ревизора контрольной палаты, старшина присяжных.

Уже сам этот список не требует комментариев, даже если в нём есть фамилии не только тех, кто проголосовал за оправдание, но и тех, кто поддержал обвинение. Важен результат.

Готовили дело лощёные господа из Санкт-Петербурга, прекрасно знающие, что обвиняют они невинного человека. А осудить должны были украинские крестьяне, в "сермяжном" антисемитизме которых власть не сомневалась. И ошиблась.

Ещё оставалось время до Первой мировой войны, еще был 1913 год, по которому мы все равнялись последующие десятилетия, как по лучшему году империи, - а уже стало ясно, что власть и народ живут в разных странах.

И ещё стало понятно, что Украина не была Россией уже тогда.

Джерело: "Профиль"

Михайло Мартиненко: Зберегти в пам'яті Авдіївку

Авдіївка впала, один з останніх форпостів старої лінії фронту 2014-2021 років. Певно, що не було жодного інакшого виходу ніж відступати... Майже 10 років місто обороняли українські солдати. А близько 8 років під їхнім захистом місцеві жителі, активісти, патріоти пробували робити це місто кращим. І це вдавалось дивовижним чином. Під самим носом у русні. Хоча багато хто розумів, що це скоріш за все сізіфова праця.

Євгенія Подобна: Точка неповернення

10 років тому, 18 лютого 2014-го, вранці я виходила з дому на роботу на височезних підборах і в дуже красивій спідниці. Чомусь захотілось саме того дня побути дівчинкою-дівчинкою. Натомість опинилась на Майдані, потім в Кріпосному, потім знову на Майдані, мала натовчені боки, добряче угоріла, але найгірше - я тоді вперше побачила поранених і вбитих людей. Це була точка неповернення. Ввечері додому повернулась у тому ж, але пропахлому димом одязі, зовсім інша людина.

Андрій Осадчук: 35 років від дня заколоту письменників

В моєму домашньому архіві зберігаються робочі проекти першої програми Руху, де видно, як на фінальній стадії по друкованому тексту вносилися остаточні правки, саме ті правки, що не дозволили ідеї загинути на старті і дали можливість пройти цензуру центрального комітету партії. Жодна з газет тоді не погодилася на співпрацю і тільки спілчанська "Літературна Україна" опублікувала проект програми "Народного руху України за перебудову". 16 лютого 1989-го відбувся цей публічний демарш ініціативної групи українських радянських письменників, що потім підірвав всю Україну.

Андрій Ковальов: Відродження УАПЦ

35 років тому, 15 лютого 1989 року Ініціативний комітет відновлення Української Автокефальної Правосланої Церкви опублікував своє перше Звернення, яке стало поштовхом і початком Третього відродження УАПЦ.