Діяти до катастрофи, а не після

Останній свідок Нюрнбергського процесу звертається до голів держав колишньої антигітлерівської коаліції - США, Британії та Франції - із проханням утрутитися у кримські події. Бо інакше може постраждати все людство.

Обращение к главам государств бывшей антигитлеровской коалиции – США, Великобритании, Франции:

Преступления, которые мы стремились осудить и наказать, столь преднамеренны, злостны и имеют столь разрушительные последствия, что цивилизация не может потерпеть, чтобы их игнорировали, так как она погибнет, если они повторятся...

Главный обвинитель от США Р. Джексон

Невероятно, но факт: в ХХ веке человеческие существа причинили невероятные страдания миллионам себе подобных.

К сожалению, об этом опять приходится говорить и сегодня, чтобы напомнить о той опасности, которая грозила человечеству и от которой оно было избавлено благодаря героическому подвигу нашего народа, понесшего огромные жертвы во имя спасения человеческой цивилизации от фашистского варварства.

Гитлер планировал в молниеносной войне разгромить Советский Союз, захватить его богатства, превратить в рабов наш народ и открыть тем самым себе путь к мировому господству. Говорил же Гитлер своему фотографу, снимаясь в Париже на фоне Эйфелевой башни летом 1940 года: "Снимай, затем снимешь меня в Букингемском дворце, а там и перед небоскребами...".

Единственным серьезным препятствием к тому, чтобы Гитлер сфотографировался в Букингемском дворце, а затем и перед небоскребами, был Советский Союз.

Благодаря героическим усилиям советского народа фашизм потерпел полное политическое, военное, экономическое и моральное поражение.

В Нюрнберге судили не только два десятка кровожадных преступников. На скамье подсудимых судили фашизм, его идеологию. Кто-то из философов сказал, что идеи имеют ноги и руки. Те, кого судили в Нюрнберге, сделали все, чтобы идеи "Майн кампф" претворялись в жизнь.

 Головний обвинувач від СРСР, прокурор УРСР Роман Руденко, якого сержант Йосиф Гофман охороняв увесь час судового процесу

Трибуналу были предоставлены неопровержимые доказательства неслыханной жестокости, садизма, моральной деградации всей фашистской системы.

Незадолго  до окончания процесса главный обвинитель от СССР Р. А. Руденко [уродженець Чернігівщини, генеральний прокурор УРСР - ІП], выражая волю всех честных людей мира, призвал суд: "Да свершится же над фашистскими палачами Суд народов, суд справедливый и суровый!".

Суд свершился.

Кровь миллионов жертв, жестокость и мракобесие фашизма останутся его виной на веки веков.

Масштаб злодеяний гитлеровской банды слишком велик, чтобы человеческий ум мог их охватить. Когда перед нами встают миллионы убитых, замученных, отравленных в газовых камерах, сожженных в крематориях гитлеровским режимом, человеческий разум отказывается воспринимать эти чудовищные злодеяния.

Нюрнбергский процесс вынес приговор не только нацистским главарям, но и всем тем силам, которые и сегодня стремятся к войне.

Весьма важно, что в приговоре Военного трибунала говорится:

"Война по самому своему существу — зло. Ее последствия не ограничены одними только воюющими странами, но затрагивают весь мир. Поэтому развязывание агрессивной войны является не просто преступлением международного характера — оно является тягчайшим международным преступлением…".

Этот вывод сохраняет поныне свое значение.

Непреходящее значение Нюрнбергского суда состоит и в том, что на практике был реализован принцип уголовной ответственности физических лиц, виновных в совершении преступлений против международного права.

Тем самым было положено начало процессу становления и развития международного военного права, призванного защитить жизнь и достоинство человеческой личности, мир и безопасность народов.

 Посвідчення сержанта Йосифа Гофмана для входу на територію Міжнародного військового трибуналу в Нюрнберзі

Уроки Нюрнберга зовут к бдительности, предостерегают против всех и всяческих форм возрождения осужденных народами идей расизма и милитаризма.

Нюрнбергский процесс — это символ победы добра над злом,  величайшее предостережение истории.

Бесчисленные жертвы войны взывают ко всем честным людям: "Запомните!". Забыть об этом будет преступлением перед памятью миллионов погибших.  Мрачное, кошмарное прошлое должны помнить люди новых поколений, если они хотят быть счастливыми.

В наши дни в условиях высокого уровня ядерной вооруженности необходимы решительные действия по преодолению взрывоопасной для всего человечества ситуации. Ученые подсчитали, что в мире накоплено столько ядерного оружия, что если разразится мировая война, то погибнет человеческая цивилизация.

Как-то спросили Эйнштейна: какой будет Третья мировая война? Он ответил, что не знает, но точно знает, что Четвертой не будет.

Эти мрачные предсказания  не так уж и далеки от нашего будущего, если не будут сделаны выводы из событий, которые, к сожалению, разворачиваются и сейчас.

Ведь имеет право на жизнь и такая точка зрения: "Уроки Нюрнберга не понадобятся, если разразится термоядерная война. Не останется ни жертв агрессии, ни ее инициаторов".

Некому и некого будет судить.

Попустительство тем,  кто и сейчас пытается решать вопросы военным путем— это возвращение к мрачным годам, когда Гитлер и Сталин делили Европу, решая судьбы целых народов, но только с более страшными последствиями.

Правители стран, недооценивающие эту угрозу, исповедывают принцип, что "зубная боль — ерунда, если зубы болят у другого". Пока что "зубы болят" у жителей Украины и наших ближайших европейских соседей, которые на себе испытали что такое холодная война. Они помнят советские танки на улицах Будапешта и Праги, они не забыли Вильнюс и "рижский ОМОН", саперные лопаты в Баку и Тбилиси.

Сейчас "зеленые человечки" оккупировали Крым, а Российская армия продолжает играть мускулами на границе с Украиной. И если демократические государства не объединят своих усилий в деле предотвращения и дальнейшего развития этого конфликта, то "зубы заболят" у всего человечества.

Вспомните события июня 1914 года, когда несколько выстрелов в маленьком городке Сараево буквально в считанные недели взорвали весь мир. И вот прошло 100 лет… Так неужели же мы ничему не научились и по-прежнему будем ждать роковых выстрелов? Теперь уже на украинской земле.   

И тогда действительно некому и некого будет судить.

Иосиф ГОФМАН (Полтава) - полковник в отставке, ветеран Великой Отечественной войны, один из последних свидетелей Нюрнбергского процесса

P.S.: от редакции ИП: Желающие поспорить о тех, кого осудил Нюрнберг, могут отправляться в архив обвинительного заключения суда из библиотеки Йеля и в архив документов Нюрнбергского процесса из библиотеки Гарварда. Там есть внутренние поисковики, ищите историческую правду. 

Cмотрите также:

1945: начало Нюрнбергского процесса. ВИДЕО

Разрушаем мифы. Нюрнберг не осудил ни одну организацию

Нюрнберг для коммунизма. В Камбодже судят красных

Тетяна Терен: Утойя - острів збереження пам'яті

22 липня 2011 року норвезький правий екстреміст Андерс Брейвік убив 77 людей. Восьмеро загинуло під час вибуху бомби біля будівель парламенту в Осло, ще шістдесят дев'ять Брейвік убив того ж дня у молодіжному таборі на острові Утойя неподалік від Осло, перевдягнувшись у поліцейського. Це найбільші втрати в історії Норвегії після Другої світової війни. Нині острів позиціонує себе насамперед "як місце для збереження пам'яті і продовження життя".

Артем Чех: Безликий далекий траур

Велика сіра трагедія, глевка маса болю і страждань, список дрібним шрифтом нікому не відомих, нікому не потрібних, приречених на забуття. І добре, що забудуть не всіх. Але й не всіх пам'ятатимуть. Так є. І це ок. Хоч і хотілося б знати і пам'ятати усіх.

Юрій Гудименко: Україні потрібен власний Арлінгтон

Назви ваших сіл можуть увійти в історію гордо, як увійшов Арлінгтон, або з ганьбою, якщо частина мешканців буде силою перешкоджати будівництву військового кладовища. Це навіть дико звучить.

Олена Буруль: Як Голодомор з'явився і зник у любовному романі 1933 року

В листопаді 1933-го в газеті Welt Blatt, що видавалась у Відні, з'явився фрагмент роману Клотільде фон Штегманн "Завдяки тобі я знайшов батьківщину". Герой втікає з Радянського союзу до Німеччини у бочці, перепливаючи Дністер, там влаштовується на роботу, рятує дочку консула від падіння з коня. Всі ознаки третьосортного чтива для домогосподарок. Якби не початок роману, де йдеться про жорстоку більшовицьку політику і детально описуються події Великого голоду в Україні.