Музеї в пошуках свого депутата

Виявилося, що серед 450 депутатів нема жодного (!), кого можна було б назвати представником інтересів музеїв. Лобісти автопрому, аграрного сектора, алкоголю і тютюну є, а музеїв - нема. І зараз музейна спільнота активно обговорює список можливих кандидатів на свого представника у ВР. (рос)

Скандальна картина "Останній день Верховної Ради". Наразі її місце хіба що в музеї

До выборов в Верховную Раду осталось чуть больше четырех месяцев. Процесс дележа округов и составления партийных списков участниками грядущей кампании входит в завершающую стадию.

Скандальные перипетии данного процесса, которые регулярно становятся достоянием общественности, многих заставляют задуматься как о качестве будущего парламента, так и о том, чьи, собственно, интересы будут представлять счастливые обладатели мандатов.

Ведь одной из ключевых проблем ВР является то, что между львиной долей народных избранников, с одной стороны, и подведомственным народом, с другой, – отсутствует хоть какая-нибудь связь.

Идея представительства интересов территориальной громады или социальной группы полностью выхолощена.

Помимо готовности штурмовать парламент, реакцией на творящееся безобразие стал рост числа общественных инициатив, направленных на восстановление связей избирателей с депутатами.

Причем к традиционным требованиям создать механизм отзыва депутатов, злоупотребивших доверием, добавилось выдвижение кандидатов "снизу", с опорой на живых людей, которые делегируют своего представителя для защиты своих же интересов.

Этот процесс зашел настолько далеко, что в него включились и украинские музеи, которые всегда дистанцировались от политики. Данный факт заслуживает внимания, поскольку иллюстрирует важную тенденцию.

Чому влада звільнила керівництво провідних музеїв країни?

Музеи как электоральный ресурс национального уровня никогда и никем всерьез не рассматривался. В значительной мере потому, что политики не представляли реального охвата музейной сети, а также не знали, как с этой сетью работать.

Максимум все сводилось к каким-то материальным презентам и "фигурированию" на фоне отдельных музеев в роли "мецената" и "защитника культурного наследия".

На самом деле ядро музейной системы Украины составляют:

– более 550 государственных и коммунальных музеев, находящихся в подчинении Министерства культуры и других ведомств;

– 497 музеев высших учебных заведений;

– около 4000 музеев при школах;

– более 1000 музеев в составе предприятий, учреждений и организаций, где официально хранятся вещи государственной части Музейного фонда.

В сумме – это несколько десятков тысяч человек, работающих непосредственно в музейной сфере, проживающих во всех районах (!) страны и имеющих схожие интересы.

Добавьте к этому представителей смежных профессий, которые неразрывно связаны с музеями, краеведов и так далее. К тому же, по данным официальной статистики, только 550 музеев ведомственного подчинения за год посещает более 20 миллионов человек.

Як реформувати музейну галузь України

В общем, это целая отрасль, которая хоть и находится в бедственном положении, но имеет колоссальное значение для страны. На уровне районов – музеи остаются едва ли не последним публичным пространством, а их сотрудники часто являются настоящими лидерами общественного мнения.

До недавнего времени сами музейщики не воспринимали сеть своих учреждений как единое целое. Но, что называется, жизнь заставила.

И обстановка начала очень быстро меняться.

За последнее время целый ряд факторов – атаки на музейные помещения в разных регионах, попытки монетизировать музейные ценности, неоднозначные кадровые назначения и другое – показали музеям, что их возможности для влияния на ситуацию крайне малы, чтобы противостоять постоянно растущей лавине рисков.

Недавний опрос Фонда "Деминициативы" подтвердил, что сейчас люди озабочены вопросами выживания, культура не входит в число приоритетов. Общество занято другими проблемами и не будет активно защищать музеи, даже в случае вопиющего произвола.

Музейщики осознали, что на волне новых веяний они просто могут потерять право на профессию, а страна в итоге лишится богатейших собраний, которые сейчас насчитывают более 12 миллионов предметов.

На этом фоне оказалось, что среди 450 депутатов Верховной Рады нет ни одного (!), кого можно было бы назвать представителем интересов музеев.

Лоббисты автопрома, аграрного сектора, фармации, алкоголя и табака есть, а музеев – нет. Более того, всё настолько запущено, что именно в "профильном" для музеев парламентском комитете по вопросам культуры и духовности нашлись два деятеля, которые "подмахнули" письмо в поддержку монетизации музейных ценностей.

Хто лобіює монетизацію музейних фондів

Есть депутаты – и большое спасибо им за это! – которые время от времени поддерживают музейные инициативы или самостоятельно реализуют проекты, связанные с музеями. Но человека, который бы постоянно занимался музейной тематикой, нет.

Как следствие – чтобы бы озвучить возникающие проблемы, музеи вынуждены искать посредников через вторые-третьи руки.

Кроме того, ввиду отсутствия на протяжении 20 лет системной законодательной работы, музейная отрасль до сих пор живет в постсоветской инерции. А это блокирует возможности ее развития в современных условиях и приводит к деградации.

Самое плохое – есть все основания полагать, что представителя музеев не будет и в парламенте нового созыва. Если так случится, ситуация еще более ухудшится...

Чтобы исправить положение, музейное сообщество начало обсуждать теоретическую возможность и практические меры для избрания в парламент своего представителя. Чтобы как минимум получить точку входа для работы на законодательном уровне.

Ведь дальнейшее промедление – губительно. То, что было собрано в музеях за 200 лет, может быть утрачено очень быстро.

Очевидно, что провести кандидата от музеев по мажоритарному округу в нынешних условиях невозможно. Речь идет о попадании в проходную часть списка партий, имеющих шанс преодолеть избирательный барьер.

Согласно данных последних исследований, в Раду проходят четыре силы – ПР, "Батькивщина", "УДАР" Виталия Кличко и КПУ. Еще две партии – ВО "Свобода" и "Украина – Вперед!" Натальи Королевской балансируют на грани 5%.

Показательно, что музейщики из разных регионов, которые приняли участие в обсуждении, готовы рассматривать возможность сотрудничества с ПР, КПУ и "Свободой" только как самый крайний вариант.

К "Батькивщине" основная масса относится с предубеждением. Кличко вызывает больше симпатий. К Королевской отношение нейтральное, поскольку, по словам самих музейщиков, "реклама у нее на любителя, но ничего плохого музеям она еще не сделала".

В данный момент музейное сообщество активно обсуждает критерии выбора своего представителя, а также список возможных кандидатов. Это прорыв в сознании, поскольку раньше в эту сторону вообще никто не смотрел.

Як музейники можуть впливати на владу

По состоянию на 18 июня в числе наиболее достойных названы директор Одесского муниципального музея личных коллекций имени Блещунова Светлана Остапова, глава Львовской ассоциации музеев и галерей Зеновий Мазурик, глава правления Украинского центра развития музейного дела Владислав Пиоро и некоторые другие.

В течение недели музеи собираются в дистанционном режиме – через социальные сети, e-mail – провести некое подобие "праймериз" и определиться с единой кандидатурой представителя отрасли. Далее уполномоченные музейным сообществом лица проведут переговоры с политическими силами.

Сотрудничество видится следующим образом:

– партия гарантирует зачисление согласованного большинством музеев представителя на проходное место;

– а представители музеев обращаются к общественности с призывом поддержать данную политическую силу, поскольку в ее рядах баллотируется человек, единственной задачей которого в парламенте будет работа с темой культурного наследия и культуры в целом.

Важный момент – музейное сообщество категорически не хочет политизации данного процесса и спекуляций на нем.

Музеи не могут принадлежать к какой-то партии.

Но музеям нужен свой представитель, которого провести может только партия. Это тонкая грань, которую нельзя перейти.

По глубокому убеждению музейщиков, все политические силы должны способствовать сохранению культурного наследия, его изучению и популяризации. Если какая-то партия согласится сотрудничать – тем самым эта сила покажет, что на данном этапе она занимает более ответственную позицию, чем остальные, и думает не только о конъюнктуре, но и о перспективах страны.

Впрочем, согласие может быть обусловлено другим – масса людей полностью разуверилась в партиях, а наличие в списке представителя от музеев при правильной подаче может стать выгодной фишкой, повышающей электоральные шансы.

Так или иначе, реакция на обращение музеев будет тестом на адекватность для политиков.

Можно выступать против НАТО или против ЕЭП, но против культурного наследия своего народа выступать нельзя!

Даже если все партии окажутся неготовыми к сотрудничеству, опыт с "праймериз" будет полезен для музеев. Сообщество станет более структурированным, и постепенно научится применять для самозащиты инструменты гражданского общества. Как и многие другие отраслевые сообщества и территориальные громады, переживающие подобный процесс.

Люди объединяются "снизу".

И если не на этих, то на следующих выборах, оторвавшиеся от народа элиты – будут просто сметены.

«…з крісом у руках, з пером чи живим словом» спадщина Євгена Побігущого

За життя Є. Побігущого-Рена його дописи в еміграційній пресі, передмови до окремих військознавчих студій, відгуки й рецензії на видання українською й чужими мовами, спогади, завуальовані псевдом «Євген Беркут», а виступи і вибрані доповіді – й поготів, ніколи не були зібрані під однією обкладинкою. З огляду на це у рік 120-ліття Є. Побігущого-Рена настав найвищий час подати сучасному українському читачеві його вибрані публікації, рукописи, виступи і листування.

Сталінська "боротьба з бандитизмом". Раунд перший: 1944

Нищівної поразки в бою з бригадою УПА-Північ "Помста Базару" зазнав підрозділ 1-го батальйону 220-го прикордонного полку НКВД. Підрозділ був оточений, розчленований на кілька груп і майже в повному складі знищений. Бій стався в річницю страти ЧК учасників Другого зимового походу Армії УНР у 1921 році під с. Базар. Так бригада УПА символічно відплатила чекістам за смерть українських вояків.

Український патріот й авантюрист Джейкоб Макогін – князь Леон Богун Мазепа Розумовський

Він видавав себе за відставного полковника Корпусу морської піхоти США і нащадка українського гетьмана Кирила Розумовського, купував вілли і квартири в Італії та Швейцарії, на власному автомобілі разом із ефектною і заможною дружиною-американкою об’їздив пів Європи, багато жертвував на підтримку українського національно-визвольного руху і привернення уваги в світі до українського питання. При цьому культивував ореол загадковості і таємничості навколо своєї персони серед оточення, через що його нерідко вважали чи то американським, чи то англійським, чи якимось іншим шпигуном.

Харківська епопея Павла Шандрука

Постать українського військового, генерал-хорунжого армії УНР Павла Шандрука доволі відома. Герой Української революції та вересневої кампанії 1939 року. Генерал-полковник в еміграції та командувач Української Національної Армії. У 1965 році польський еміграційний уряд нагородив Шандрука вищим військовим відзначенням – срібним орденом "Віртуті Мілітарі". Перелік звитяг цієї непересічної постаті можна ще довго продовжувати. Та чи все нам відомо про його ранню біографію? У пропонованому Вам матеріалі розповідається про харківський період та службу в поліції, ймовірно, того самого Павла Шандрука.