Музейний заколот-3. Маневри

Найголовніше прозвучало дуже чітко - міністр готовий переглянути кадрові рішення і оголосити публічні конкурси на посади керівників музеїв і заповідників, які опинилися в епіцентрі скандалу. Це той варіант, який дозволить мінімізувати репетиційні втрати для всіх. (рос)

Конфликт вокруг увольнения директоров наиболее знаковых музеев и заповедников страны, длящийся третью неделю, перешел в новую фазу – позиционной борьбы. Это стало возможным во многом благодаря активной позиции СМИ, сделавших случившееся достоянием общественности и обрушивших на минкульт шквал критики.

Напомним, в период с 20 по 26 января были уволены руководители Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника, Национального заповедника "София Киевская", Национального музея Тараса Шевченко и Национального музея народной архитектуры и быта (Музей в Пирогове).

По ходу увольнений поднялась волна протестов, в результате чего пока не состоялась еще одна резонансная отставка – директора Национального художественного музея Украины. На этом закончилась первая неделя противостояния.

Музейний заколот-1. Чому були звільнені директори музеїв?

На второй неделе Минкульт попытался объяснить постфактум свою позицию. Но аргументы ведомства, озвученные Михаилом Кулиняком на брифинге и в развернутом интервью "Зеркалу недели", ни журналистским, ни профессиональным сообществом восприняты не были.

Чиновники оказались перед выбором – или абстрагироваться от происходящего и дальше продавливать свою линию о "молодых менеджерах", или попытаться найти другое решение.

Кадровое наступление министерства потеряло темп, что стало очевидным для всех. Вследствие чего руководство минкульта решило не обострять ситуацию, а войти в соприкосновение с "противником" для уточнения обстановки.

В результате 6 февраля состоялась встреча министра культуры Михаила Кулиняка с представителями Украинского центра развития музейного дела, национального комитета Международного совета музеев (ИКОМ) и Всеукраинской ассоциации музеев.

Что само по себе – небольшой прорыв, поскольку фактически это была первая встреча в новом формате, когда министр общался не с отдельными музеями, а с отраслевыми общественными организациями.

Собственно, министр впервые с момента своего назначения получил возможность ознакомиться со структурированным видением музейных проблем в понимании самих музейщиков, а не в интерпретациях своих подчиненных или советников.

Главный тезис, который прозвучал со стороны музейщиков, заключался в том, что музейная среда считает абсолютно ненормальным состояние конфликта между министерством и целым профессиональным сообществом. А именно так сейчас дело и обстоит.

Ситуация, когда не учитывается мнение людей, работающих в музеях не один год и сумевших их сохранить в не самое простое время, является абсолютно неприемлемой. И мириться с этим никто не будет, потому что это вредит делу.

Даже самый скромный перечень проблем, накопившихся за предыдущие годы, убеждает, что провоцировать конфликты и тратить на них усилия – это непозволительная роскошь.

Например, львиная доля предметов, находящихся в музейных фондах, нуждается в реставрации, при этом сотни тысяч вещей – в срочной, иначе их можно просто потерять. При этом в Украине есть регионы, где нет ни одного реставратора. Музеи нуждаются в регулярных капитальных вложениях, но в нынешних условиях они практически отсутствуют. Как и средства на пополнение коллекций.

Зарплаты в музеях – ниже, чем в библиотеках, при другом уровне ответственности. Программы развития музейного дела, принятые еще во времена Леонида Кучмы и продлевавшиеся во время Виктора Ющенко, закончились, а новых пока не предвидится. До сих пор не утверждены многие нормативные документы, крайне необходимые в повседневной работе. И так далее, и так далее… 

Музейний заколот-2. Як реформувати музейну галузь

 Поэтому музеи осознают необходимость и готовы принять участие в реформировании отрасли. Но оно должно готовиться и осуществляться совместными усилиями, а не волюнтаристскими решениями чиновников с абстрактной мотивировкой и непонятными целями.

Не знаем, какое впечатление произвели эти доводы на министра, но, по-видимому, он убедился, что скандал ради скандала музейщикам не нужен.

Более того, по ряду фраз стало понятно, что у него было несколько искаженное видение происходящего, сформированное лицами, непосредственно занимающимися в министерстве проблематикой музеев и охраны памятников. Что, впрочем, не снимает ответственности с самого руководителя ведомства.

Так или иначе, на встрече Кулиняк пообещал несколько вещей, по которым можно будет судить, насколько искренне он заинтересован наладить диалог с профессиональной средой.

Во-первых, министр заявил, что инициатива монетизации музейных фондов снята с повестки дня из-за того, что "она не может быть воплощена на практике". Т.е., как минимум на какое-то время музеи оставят в покое по этому поводу.

Во-вторых, Кулиняк поддержал идею в кратчайшие сроки сформировать Музейный совет при минкульте, наличие которого является прямым требованием закона "О музеях и музейном деле". Министр готов провести заседание совета уже в феврале и призвал музейщиков подготовить предложения по кадровому составу и повестке.

В-третьих, министр подтвердил, что также готов активизировать работу наблюдательных советов при национальных музеях и заповедниках. Персональный состав этих органов утверждается Кабмином на основе предложений Минкульта, однако сейчас это полная профанация, поскольку Набсоветы выполняют сугубо декоративную функцию и никакой заметной роли в судьбе вверенных объектов не играют.

Кулиняк пообещал сформировать персональный состав этих органов на основании предложений самих музеев, чтобы это стимулировало к реальной деятельности.

В-четвертых, глава Минкульта пообещал учитывать мнение профессиональной общественности при кадровых назначениях. В частности, он ждет предложений по кандидатуре начальника музейного отдела минкульта.

Но самое главное - и это прозвучало очень четко - министр готов пересмотреть кадровые решения и объявить публичные конкурсы на должности руководителей музеев и заповедников, оказавшихся в эпицентре скандала. Это тот вариант, который позволит "разрулить" ситуацию и минимизировать репутационные потери для всех.

В-пятых, министр заявил о своей готовности лоббировать системные программы развития музейного дела и в Кабмине, и в Верховной раде при условии, что инициатором и активным разработчиком этих документов станет само музейное сообщество.

По словам Кулиняка, после админреформы чиновников в министерстве стало меньше, а работы прибавилось, поскольку в подчинение минкульту переведен целый ряд крупных объектов. И министерству нужна помощь…

Что из обещанного будет реализовано, покажет самое ближайшее время. Пока остается надеяться, что мы имеем дело не с классическим приемом, когда мяч перебрасывается на поле недовольной стороны с целью выиграть время и выпустить пар.

В любом случае нельзя отрицать тот факт, что музеи получили шанс проявить себя. И этот шанс был получен благодаря публичности и помощи журналистов, за что им отдельное спасибо. Как этим шансом музейное сообщество распорядится – это другой вопрос.

Ни у кого нет иллюзий на счет природы и характера действующей власти. Однако данный пример показал, что слаженные действия и открытые хорошо обоснованные протесты заставляют власть корректировать свои шаги, особенно в тех случаях, где позиции чиновников объективно слабы.

Микола Глущенко. «Художник» за фахом і оперативним псевдонімом розвідки

17 вересня відзначається 120-річчя від дня народження художника Миколи Глущенка. Його життя було сповнене багатьох феєричних подій, несподіваних драматичних поворотів долі і численних загадок. Окремі епізоди з його біографії породили низку легенд, які й досі бентежать уяву численних поціновувачів, мистецтвознавців, кінематографістів, письменників. Розсекречені, досі невідомі документи із Галузевого державного архіву Служби зовнішньої розвідки України дають змогу розставити певні акценти у всьому цьому і пролити світло на утаємничені сторінки життя митця.

Лем. Життя не з цієї землі

«Лем. Життя не з цієї землі» — це не лише біографія Станіслава Лема, а й драматична й чесна розповідь про складну історію Центрально-Східної Європи, у якій одне з чільних місць посідає Львів першої половини ХХ століття.

Дослідження демографічних втрат унаслідок Голодомору як злочин?

В історії України було немало трагічних подій, але саме Голодомор 1932—1933 рр. залишається предметом гарячих дискусій та обговорень. І стосується це не стільки сутнісної характеристики Голодомору як геноциду Українського народу, що вже визнано в Україні на законодавчому рівні, скільки полеміки стосовно кількості втрат унаслідок Голодомору і намагання окремих істориків та юристів нав’язати саме число втрат у 7—10, а тепер вже 10—12 мільйонів як незаперечну істину, що не підлягає обговоренню.

Митці і КҐБ: скелети у шафі художника Миколи Глущенка

Попри «білий» бекграунд та декаду богемного життя в Парижі, Художнику вдалося побудувати успішну кар’єру у Радянському Союзі. Його не репресували після повернення з-за кордону у тридцятих, як-то часто відбувалося з іншими поверненцями. Натомість Глущенка часто відправляли в закордонні відрядження, він вільно зустрічався з іноземцями, які приїжджали до країни Рад, супроводжував дипломатичні візити, спокійно надсилав листи за межі СРСР та отримував посилки з іноземними книгами.