Спецпроект

Історія Голоду: "В селі мого батька ніхто не помер. Їх врятувала татарська їжа"

Після холодного і голодного року в селі з'явилися слідчі НКВС, які почали виясняти, чому ж ніхто не помер і хто ховав хліб. А от у тих селах, де багато людей загинуло від голоду... слідство не проводили.

К концу каждого года активизируется полемика вокруг трагического события происшедшего в Украине - голодомора 1932-33 года. 

Одни настаивают на том, что это был геноцид против украинского народа и, прежде всего, против украинского крестьянства, другие говорят, что причиной голода была засуха и в какой-то степени трудности восстановительного периода молодого советского государства.

Я родился гораздо позже и не был очевидцем тех событий, но мне, чтобы сделать выводы о причинах голодомора, не надо слушать домыслы политиков.

Мой отец был свидетелем тех событий и ему я верю больше, чем любому политику или ученому историку. Его уже нет, но то, что он мне рассказывал, я хорошо помню.

Он родился в 1913 году в селе Красноставка, недалеко от Умани.

Его семья была многодетной. Когда в 1932 году после неоднократного посещения села продотрядами стало ясно, что зима будет голодной, то мой отец со своим старшим братом ушли из дому, чтобы больше осталось младшим.

Пошли они на юг. Где пешком, где, цепляясь за вагоны, добрались до Крыма.

В Крыму тоже было плохо. Из многих сел их гнали и только в татарских селах давали работу, ночлег и кормили. Отец мне часто рассказывал, как интересно татарские женщины готовили лепешки и какие они у них были вкусные.

Так, путешествуя от одного татарского села до другого, они перезимовали в Крыму и добрались до Керчи, где прожили несколько лет.

Там устроились на работу и поступили в рабфак. Так тогда называлась вечерняя школа по ускоренному получению среднего образования. После рабфака мой отец сдал экзамены в Высшее Мореходное училище, но не прошел по конкурсу и был приглашен в Донецкий политехнический институт, который закончил уже после войны.

Мой отец Арсений Кравчук, главный инженер Стахановского коксохимического завода. Фото 1950-ых годов

Его старший брат тоже получил высшее образование и позже работал учителем математики и директором школы в Феодосии. Они оказались одними из немногих сельских жителей Украины, которые смогли уйти от уготовленной им судьбы.

Но что было в том краю, который они покинули?

В соседних селах многие умерли от голода, но в их селе выжили все.

Красноставка, как можно догадаться из названия, была окружено прудами - и в этих прудах рос тростник. В Украине любое высокое растение, которое растет из воды, называют очерет. В селе кто-то знал, что толстые, длинные, узловатые корни того очерета съедобны, и они стали главной пищей односельчан в голодную зиму 1932-33 годов.

Позже, уже мы с отцом по справочникам узнали правильное название этого растения. Похоже, что то был аир, но отца поразило второе название, которое было написано в скобках - "татарская еда".

Он ушел из дому, чтобы зарабатывать на татарские лепешки в Крыму, тогда как дома татарская еда была рядом.

Но не это главное в воспоминаниях моего отца. После холодного и голодного года в селе появились следователи НКВД, которые стали выяснять, почему никто не умер и кто прятал хлеб.

Им показали болотные корни, которые крестьяне добывали в прудах и ели зимой. Крестьянам не поверили и вызвали специалистов из какого-то киевского института.

Ученые подтвердили, что в тех корнях много полезных и питательных веществ и они не вредны для организма человека, даже если их постоянно употреблять в пищу. Заключений ученых оказалось достаточно, чтобы прекратить следствие.

А вот в тех селах, где много людей погибло от голода, ...следствие не проводили.

Так что же расследовали в Красноставке?

Для меня однозначно: искали причины срыва кровавой операции в конкретном селе и это подтверждение того, что то был геноцид.

Возможно, что в моем рассказе есть какие-то неточности. Но одно точно, это место, где происходили эти события - Черкасская область, село Красноставка Маньковского района.

События того времени можно восстановить по архивам.

Гораздо позже, в начале 90-х, я с семьей был в Киеве в гостях у своей двоюродной сестры. Гуляя по городу с дочерью, тогда уже студенткой, мы стали свидетелями акции протеста крымских татар возле Верховной Рады.

Немного в стороне от общего митинга небольшая группа молодых татар поставили на тротуаре стол и собирали подписи.

В память о событиях, которые пришлось пережить моему отцу, мы подписались под их требованиями.

Петро КРАВЧУК - інженер-енергетик, зараз пенсіонер. Директор фонда підтримки підприємництва м. Брянка (Луганська область)

Детальніше про проект "Історія Голоду. Розкажіть, як ваша родина пережила 1932-1933 роки" читайте тут.

Іван Синєпалов: Щоденник Скотта: косатки, сани, поні на власний дім

День лиха. Я зробив дурницю, дозволивши сьогодні спустити треті моторові сани. Це швидко виконали, поставивши їх на тверду кригу. Пізніше Кемпбелл повідомив, що один із матросів пірнув ногою під лід, проїжджаючи по сльотавому відтинку десь за 200 ярдів від корабля. Я не надав цьому великого значення, бо подумав, що він просто пробив наст.

Максим Майоров: Від Рокитного до Перемишля: кілька дат з історії Другої Світової на «східних кресах»

4 січня маємо 77-му річницю початку акції «Буря». Польський уряд у Лондоні та «підпільна держава» у німецькій окупації спланували виступ завчасно. Партизани Армії Крайової тільки чекали на привід – вступ регулярних радянських військ на польську землю

Іван Синєпалов: Щоденник Скотта: свобода після двадцяти днів у кризі

У переддень Нового року ми досягнули моря Росса, але ще не досягнули краю наших нещасть. Жахлива видалась ніч. На першій вахті ми відхилилися на два румби і встановили косе вітрило. Наші умови це не покращило, але принаймні додало швидкості.

Іван Синєпалов: Щоденник Скотта: Різдво посеред криги

П’ять годин після того компанія сиділа за столом і дружно співала; таланту в нас небагато, але кожен долучився тією чи іншою мірою, “тож співи були просто приголомшливі. Приємна несподіванка, що наша зовсім не музична партія виявилася такою завзятою до співів. У Різдвяну ніч вони тривали аж до першої по опівночі і супроводжували кожну роботу.