Хвилина мовчання в Ізраїлі

Що ж об'єднує цих людей, що взагалі об'єднує євреїв? Мова - при тій різномовності, особливо в різних країнах світу? Релігія - при такій кількості різних течій? Історичне коріння? Різниця між євреями значно більша, ніж між українцями... (рос.)

В один из погожих майских дней я путешествовал по Израилю. Машина свернула на шоссе, ведущее с севера страны к Тель-Авиву, - движения почти не было, лишь изредка проносились мимо легковушки и грузовики. Как вдруг за одним из поворотов мы увидели удивительную для гостей Израиля сцену: автомобили остановились, водители и пассажиры вышли из кабин и замерли в молчании.

На шоссе раздавался звук сирен - очевидно, из включенных радиоприёмников. Прошла минута, люди вернулись в машины. Движение возобновилось.

То был День памяти - один из дней, предшествующий Дню независимости Государства Израиль.

День, объединяющий израильское общество прежде всего желанием отдать дань героям и жертвам войны.

Не нужно думать, что это общество однородно в своих политических симпатиях, вовсе нет. Может быть, оно даже более сегментированно, чем украинское. Десятилетиями в этом обществе продолжается непримиримая борьба между левыми и правыми, между приверженцами светского образа жизни и религиозных ценностей.

Есть и отличия между евреями, прибывшими в Израиль из стран Центральной и Восточной Европы и выходцами из арабских стран, Эфиопии, Ирана...

Верховна Рада ввела хвилину мовчання 22 червня

Я бы даже сказал, что эти отличия несравнимы с той разницей, которая существует между восточными и западными украинцами. И языковые различия - несмотря на общий для всех иврит - тоже есть: приехавшие из стран бывшего Советского Союза даже пару десятилетий назад все еще сохраняют и русский язык, и постсоветский культурный контекст.

А родившиеся в Израиле - уже давно люди своей и западной, если хотите, даже американской культуры.

Фотографії загиблих під час Голокосту. Меморіальний музей Яд ва-Шем

Что же объединяет всех этих людей, что вообще объединяет евреев? Язык - при таком разноязычии, в особенности в разных странах мира? Религия - при таком количестве разных течений и миллионах забывших дорогу в синагогу? Исторические корни - при том, что в наше время многие больше интересуются победама баскетбольного клуба "Маккаби", чем историей?

Объединяет эта самая минута молчания. Объединяет уважение к памяти. Вспомнилось, как гулял по набережной Тель-Авива с двумя очаровательными девушками - будущими главными редакторами ведущих украинских газет.

Глядя на разношерстную загорелую толпу, такую непохожую на прохожих на Крещатике, коллеги спросили меня: неужели это и в самом деле твой народ? Что у тебя общего с людьми, с которыми ты разговариваешь на разных языках, живешь на разных концах планеты, думаешь о различных проблемах?

Американський генерал, який зворушив Ізраїль словами на ідиш

И тогда я рассказал им историю своей бабушки - в то время она была еще жива, - которая все послевоенные годы помнила о своей старшей сестре, погибшей вместе с младенцем в кошмаре Бабьего Яра.

Уже потом, после смерти бабушки, я узнал, что она поместила информацию о погибших в списке памяти мемориала жертв Холокоста в Яд ва-Шеме - удивительный поступок для человека, никогда не писавшего писем в музеи. И было бы логично, чтобы бабушка обратилась за помощью к кому-то из нас. Но для неё память была глубоко интимным переживанием.

На этой залитой солнцем набережной почти у каждого была такая бабушка и такое интимное переживание. Это и есть то, что делает народ народом. Не фанфары, не коллективное страдание, не спекуляция на датах. А умение помнить о погибших и желание облегчить участь выживших. Когда есть такая готовность - появляется естественное уважение к тем, у кого другая история, другая память, другие герои и жертвы.

Більшість ізраїльтян ще категорично не готові пробачити німцям Голокост

Именно поэтому так отвратительны те, кто изо всех сил старается сохранить в украинцах советское - а значит лицемерное - отношение к истории как к инструменту для политических игрищ.

Настоящая история - это то, что внутри самого человека. Это не парад, а общая минута молчания. Это не речи, а список погибших в войны и голодоморы. Это не стопка водки, выпитая одним из самых состоятельных людей страны вместе с нищими ветеранами, а реальная помощь тем, кто стал жертвой войны: потому что воюющий человек всегда не только и не столько герой, сколько жертва.

Это, в конце концов, поиск не того, что разъединяет, а того, что объединяет. Того, что позволяет выйти из машины каждому.

Джерело: "Профиль"

Леся Бондарук: Мій прадід Петро Криворучко був членом ОУН

Він був членом ОУН. Однак, коли у червні 1941 р. отримав повістку в Червону армію, то пішов на мобілізаційний пункт. Він мав бажання захищати свою землю від нацистів.

Сергій Лаєвський: Мої дідусі

Війна, і знову війна, полон і знову війна, а потім пропав безвісти…Коли він повернувся б додому…. Наприкінці 1940-х років бабусю та дядька заарештували, а мама залишилися сама…Олександр Огнівенко був високий і стрункий. Таким його запам’ятала моя мама. І хоча я свого діда ніколи у житті не бачив, але таким буду пам’ятати і я.

Володимир В'ятрович: 8 травня та біль війни

8 травня мільйони людей у Європі згадують біль війни. Вони відшуковують сенс порозуміння, бо ж конфлікти – це елемент нашої природи, а от спосіб їх розв’язання говорить про рівень нашої цивілізації. Міркують про примирення, бо ж втратили близьких.

Олександр Зінченко: Маки пам’яті. Як народжувалася традиція

Одну з легенд про мак обробив Михайло Стельмах: "…Ординці воїна скришили, на землю впало тіло біле і, наче зерно, проросло, а влітку маком зацвіло…" Як з’ясувалося потім, ми потрапили в якесь неймовірне сплетіння архетипів. Мак має снодійні властивості. Сон – це смерть. Смерть – це забуття. І так символ забуття перетворився на символ пам’яті.