Спецпроект

In Memoriam. Зірка тбіліського "Динамо" Рамаз Шенгелія

Дев'ять днів тому пішов із життя легендарний футболіст зоряного складу тбіліського "Динамо", з яким вигравав Кубок кубків, та збірної СРСР. Його любили не тільки в Грузії - за непересічний талант і відмінні людські якості.

Рамаз был не только виртуозом футбола мирового класса, внесшим большой вклад в развитие этой народной игры, но и потрясающе теплым, отзывчивым, внимательным и очень скромным для "звезды" такого масштаба человеком.

Его самым близким другом был не менее знаменитый футболист тбилисского "Динамо" и сборной СССР, вице-чемпион Европы 1988 г. Тенгиз Сулаквелидзе. Он сказал нам сегодня: "Не могу до сих пор поверить, что Рамаза больше нет. Он так неожиданно ушел от нас, что нет сил поверить в это. Рамаз умер от сердечного приступа ночью 21 июня, он был у себя на даче".

Рамаз Шенгелія (1957-2012)

Тенгиз и Рамаз дружили с 14 лет, они были ровесниками, Оба родились и выросли в Кутаиси – кузнице кадров грузинского футбола. Тренером обоих талантливых мальчиков был знаменитый детский наставник, заслуженный тренер Грузии Карло Хурцидзе /1923-1996 гг./. Причем, в начале Рамаз не очень понравился тренерам детской спортшколы в Кутаиси и его хотели отчислить, но Карло Хурцидзе настоял на том, чтобы парня оставили, почувствовав в нем талант.

И Карло Павлович не ошибся: и это неудивительно, т.к. он воспитал таких выдающихся футболистов как Реваз Дзодзуашвили, Джемал Херхадзе, братья Гиви и Леван Нодия, Серго Кутивадзе, Тамаз Костава – практически все они играли за тбилисское "Динамо" и разные сборные СССР.

Помер воротар зоряного складу київсього "Динамо"

Сам Рамаз Шенгелия впоследствии вспоминал: "Моим учителем был великий детский тренер Карло Хурцидзе. Он постоянно ставил меня играть с ребятами более старшего возраста, приучал забивать мяч из любого положения, головой, носом, ушами - лишь бы мяч шел в ворота. Он учил меня мыслить на поле, учил быть корректным с соперниками, он многое дал мне как человеку".

Рамаз в юношеском возрасте четыре года отлично отыграл в кутаисском "Торпедо", и в начале 1977 года вместе с Тенгизом Сулаквелидзе и Тамазом Костава был приглашен великим тренером Нодаром Ахалкаци в тбилисское "Динамо", которое переживало период своего расцвета.

Рамаз Шенгелія і Тенгіз Сулаквелідзе атакують ворота польської "Легії"

Все трое удачно вписались в игру команды, а Рамаз просто блистал в "Динамо", в составе которой тогда выступали такие мастера как Давид Кипиани, Александр Чивадзе, Владимир Гуцаев, Манучар Мачаидзе и другие.

Рамаз особенно ценил Давида Кипиани (погиб в автокатастрофе в 2001 г.). Он вспоминал: "Дато так подает мяч и так дает его мне, что остается просто забить гол". Естественно, Рамаз немного скромничал, т.к. Давид ювелирно давал пасы в "Динамо" и сборной СССР не только Рамазу, но и другим, но далеко не многие могли так умело им распоряжаться, как это делал Шенгелия.

Програмка гри "Динамо"-"Ліверпуль"

В 1978 году Рамаз был признан лучшим футболистом СССР и стал чемпионом Союза, в 1981 г. – он второй раз был назван лучшим игроком СССР. В октябре 1979 г. он сыграл выдающуюся роль в блестящей победе динамовцев Тбилиси над трехкратным обладателем Кубка европейских чемпионов "Ливерпулем" /3:0/. Динамовцы выдавили тогда "Ливерпуль" из Кубка чемпионов - эта победа стала эпохальной для "Динамо" Тбилиси на европейской арене, началом больших успехов команды.

В 1981 г. Рамаз был одним из самых лучших игроков тбилисского "Динамо", завоевавшего тогда Кубок обладателей кубков европейских стран. Он блестяще сыграл четвертьфинальные матчи с английским "Вест Хемом", с голландским "Фейноордом" и финал с "Карл Цейс".

Найкращий склад тбіліського "Динамо" всіх часів

В том же году в августе на знаменитом королевском турнире "Четырех" динамовцы Тбилиси выигрывали в полуфинале у мадридского "Реала" 2:1, но испанцы буквально косили Кипиани /его унесли на носилках/ и других динамовцев и вырвали победу – 4:2. В матче за третье месте динамовцы выиграли у "Баварии" – 2:1.

Все четыре мяча в составе динамовцев на этом популярном турнире провел Рамаз Шенгелия. Он был признан бомбардиром и получил приглашение в ряд именитых европейских клубов, но, тогда из Советского Союза не разрешался отъезд футболистов в другие страны. Сам Рамаз же западным менеджерам сказал тогда: "Нет, мне нравится играть за "Динамо" Тбилиси, у меня в Грузии друзья и близкие, и наконец, у меня там моя "Волга".

"Были и небыли нашего футбола". Від Політехніки до "матчу смерті"

Западные менеджеры долго спрашивали друг у друга, что это за такая машина "Волга", с которой не может расстаться Рамаз. Это, конечно, была шутка Рамаза, который не стал бы объяснять западным менеджерам, что игроков из СССР не отпускают играть в европейские клубы – тогда были такие порядки.

Кстати, Рамаз несколько раз просил меня достать полные видеозаписи этих матчей в Мадриде, но пока эти усилия не привели к успеху. Обращаюсь к коллекционерам с просьбой оказать помощь в этом.

На чемпіонанті світу 1982 року - гра з бразильцями

Рамаз Александрович пять лет играл за сборную СССР (1979-1983 гг.), в том числе и на чемпионате мира 1982 года. Он отлично провел игры с шотландцами и бразильцами, забил отличный гол шотландцам и бразильцам, но судья на удивление всех специалистов не засчитал этот мяч, вколоченный им в ворота сборной Бразилии. Шенгелия часто спрашивал у судей, тренеров, журналистов: "Почему этот стопроцентный гол не был засчитан? Для меня это было очень важно – забить гол бразильцам".

В 1982 году из большого футбола неожиданно ушел Давид Кипиани, он повесил бутсы на гвоздь в знак протеста против того, что тренеры сборной СССР не взяли его на чемпионат мира в Испанию, хотя Давид в том году по опросам международных агентств и спортивных изданий занимал 4-ое место в мире среди сильнейших футболистов мира.

Репресований "Спартак". Як Лаврентій Берія московському "Динамо" допомагав

В декабре 1982 года в автокатастрофе погиб полузащитник – хребет тбилисского "Динамо" Виталий Дараселия. Оставшись без двух сильнейших диспетчеров, "Динамо" Тбилиси в 1983 году и сам Рамаз Шенгелия оказались в кризисе, их игра поблекла, но в 1986-87 гг. динамовцам удалось возродиться и в этом большую роль сыграл Рамаз.

Об этом нам очень точно сказал бывший форвард "Шахтера" и сборной Украины Сергей Ателькин.Проживающий в Донецке 40-летний Ателькин в беседе с корр.ИТАР-ТАСС сказал: "Я был еще пацаном, когда Рамаз уже заканчивал игру в "Динамо" Тбилиси. Помню, какой европейский класс игры он показал в 1987 году в матчах Кубка УЕФА, в частности, в играх "Динамо" Тбилиси и "Вердера" Бремен. Тогда "Вердер" был одним из лучших клубов ФРГ, а Рамазу было тогда уже 31 год и он просто порвал оборону бременцев и ему много раз аплодировали в ФРГ".

 

В 1988 г. Рамаз закончил играть за тбилисское "Динамо", ему было 32 года. Впоследствии он очень жалел, что так рано ушел. В 1989 г. он вместе с Т.Сулаквелидзе один год играл в Швеции за клуб второго дивизиона "Хольмсунд" – это было для них как прогулка. Но Рамаз не захотел остаться в Швеции и вернулся в Грузию.

В середине 1990-х годов он несколько лет был техническим директором сборной Грузии, которую тогда тренировал Александр Чивадзе. Тогда Рамаз полностью переключился на своего сына Георгия, который в конце 90-х – начале 2000 годов неплохо играл в командах Грузии и ряда зарубежных стран. Георгий, как и отец, начал в "Торпедо" Кутаиси, его очень хвалили тренеры, но в силу ряда причин и травм ему пришлось рано уйти из футбола. В последние годы Георгий Шенгелия работает в Тбилиси тренером в одной детских футбольных академий.

Як "Динамо" використовують у геополітичних розборках

Сам же Рамаз время от времени играл в матчах ветеранов, в том числе в памятном для многих матче в Москве, посвященном памяти двух великих комментаторов 20-го века – Котэ Махарадзе и Николая Озерова. Эта игра состоялась 31 августа 2007 года в Спортивном городке "Лужников". В последние годы Шенгелия держал руку на пульсе футбола, его ценили за его объективность и честность.

Всего месяц назад он был назначен почетным вице-президентом Федерации футбола Грузии – это было признанием его заслуг. Он не любил работать в кабинетах и никогда ни в какие времена ни перед кем не "подхалимажничал" – ни перед властями, ни перед кем-либо другим. Рамаз предпочитая живое и честное общение с футболистами и с народом, он всегда объективно оценивал происходящее.

Донецький Пеле, якого всі ніжно називали "Бабуся"

Рамаза очень любили в Грузии. Его узнавали везде. Я несколько раз был свидетелем того, как в магазинах, кафе-барах продавцы не хотели брать с него деньги, но он категорически настаивал на оплате и оставлял им необходимую сумму. Он говорил: "Я не богатый человек с точки зрения денег, но я не хочу ставить в неловкое положение людей, которые трудятся и зарабатывают, хотя мне приятно, что эти люди так тепло ко мне относятся. Мое самое больше богатство – это тепло и любовь людей как в Грузии, так и в других странах, где я бывал".

Кстати, это заметно и по откликам зарубежных футболистов и специалистов в связи с неожиданной кончиной Рамаза. Таких теплых писем и воспоминаний о нем не читал давно. Похороны Рамаза Александровича состоялись 24 июня в Тбилиси. Его имя золотыми буквами вошло в историю футбола, он как ракета ворвался в футбол и покорил Европу. Грузия и весь спортивный мир вечно будет помнить его.

Джерело: "Грузия Online"

У секторі «проблем ідеологічної боротьби»: історики та «перебудова»

Нині це Інститут історії України, а тоді слова "Україна" в назві інституту не було. Навіть у цьому в СРСР вбачали небезпеку. Всі спілкувалися російською, лише в одному відділі, де вивчали козаччину, українською. А аспірант Діма Табачник (який потім двічі у Януковича був міністром), ідучи до курилки повз цей відділ, казав: "Цвірінькають там цією українською"

Бабин Яр: гібридні контексти Сергія Лозниці

Мабуть, головною зіркою антиукраїнського шабашу, влаштованого цього року Меморіальним центром Голокосту «Бабин Яр» на багатостраждальних кістках його жертв, став кінорежисер Сергій Лозниця зі своїм фільмом «Бабин Яр. Контекст».

Валєр Бондар. Харківський літмузей. Середовище дев'яностих

Валєр Бондарь – «гуру і навчитель» Сергія Жадана, митець, який об'єднував творчу еліту не тільки в Харкові. Саме у майстерні Бондаря в ЛітМузеї виникло українське середовище неформалів ранніх 1990-х. Його рукою з кінця вісімдесятих – початку дев’яностих карбувалась в харківському просторі графіка перших кроків боротьби за самостійну, стильну і самодостатню Україну. І у дев’яності довкола Бондаря в Харківському ЛітМузеї сформувалося вільне від радянських кліше і провінційних комплексів мистецьке середовище

«…з крісом у руках, з пером чи живим словом» спадщина Євгена Побігущого

За життя Є. Побігущого-Рена його дописи в еміграційній пресі, передмови до окремих військознавчих студій, відгуки й рецензії на видання українською й чужими мовами, спогади, завуальовані псевдом «Євген Беркут», а виступи і вибрані доповіді – й поготів, ніколи не були зібрані під однією обкладинкою. З огляду на це у рік 120-ліття Є. Побігущого-Рена настав найвищий час подати сучасному українському читачеві його вибрані публікації, рукописи, виступи і листування.