Спецпроект

Кримські татари перемогли у Великій вітчизняній

Особисте переживання учасників війни шкідливе, бо може пошкодити чорно-білу парадигму непотрібними спогадами. Право на персональні спогади у Росії мають тільки маршали, чиї мемуари пройшли горнило ідеологічних чисток. А всім іншим - георгіївські стрічечки в руки. (рос)

В Крыму пошел на карьерное дно еще недавно казавшийся непотопляемым российский консул.

Владимир Андреев сперва не пустил на премьеру крымскотатарского фильма "Хайтарма" российских военных летчиков и ветеранов, прибывших по приглашению создателей ленты. Чуть позже он заявил, что сделал это потому, что фильм, рассказывающий о депортации народа в 1944 году в Среднюю Азию, "искажает историю".

Консул убежден, что депортация народа была логичным наказанием за коллаборационизм, и заявил, что его слова надо прокрутить "любому крымскому татарину".

Российский МИД слова осудил, заявив, что вклад крымских татар в победу над фашизмом сбрасывать со счетов нельзя. Андреев оскорбился и подал в отставку, назвав своих работодателей беспомощными трусами.

Внезапный скандал за пару недель до окончания срока консульских полномочий уже вызвал целую волну обсуждений.

Кто-то считает, что у Андреева просто слетели предохранители дипломатического политеса. Кто-то верит, что он искренне ждал мощную артподдержку от МИДа. Третьи полагают, что он решил эффектно хлопнуть дверью напоследок, чтобы оставить за собой реноме идейного борца, тем более, что ничем эффективным за время своей каденции консул запомниться не сумел.

Но это уже не важно. Важно другое.

В России тема Великой Отечественной осталась единственным водоразделом, отделяющим "своих" от "чужих". Причем Победа объявляется коллективным достижением народов, а коллаборационизм – индивидуальным предательством.

При этом воевать можно было только за Родину, растворяя в общественном — частную историю. Личностное переживание вредно, потому что может поколебать лоск черно-белой парадигмы ненужными воспоминаниями.

Право на персональные островки имеют лишь маршалы, чьи мемуары прошли горнило идеологических чисток. А всем остальным – георгиевские ленточки в руки.

Самый личный и интимный праздник своей новейшей истории Россия хочет сохранить в институционально-официальном звучании. Персональные трагедии — вроде расстрела по оговору – объявляются пережимами на местах. Высокие полевые потери – меткостью немецких солдат.

А когда трагедии становятся коллективными – как с крымскими татарами – возникает коллизия. Которую предлагают решить довольно несложно: либо вписываетесь в официальную канву исторической трактовки, либо пошли вон.

Заслужить право на отдельных героев можно лишь признав всех остальных — предателями. Потому что иначе в официальном дискурсе возникает проблема с нравственным обликом командования.

Фильм "Хайтарма" рвет шаблон памяти о войне – своим соотношением героического и трагического. Летчик Амет-Хан Султан – дважды Герой СССР – приезжает на побывку в Крым, чтобы стать свидетелем депортации своего народа.

Портрет Амет-хан Султана в центрі Сімферополя. Невідомі "антифашисти", які намалювали свастику, все одно вважають радянського героя "фашистом" - тільки за те, що він кримський татарин. Фото: comments.ua

Герой одинок, в то время как трагедия — коллективна. Вопреки, кстати, кинематографической "военной" традиции, предпочитавшей соотносить коллективный подвиг с индивидуальным страданием. Но в фильме не ищут оправданий дезертирам и предателям – и оттого возмущение российского консула вызывает особенно много вопросов.

Ведь чем больше "андреевых" будут требовать от крымских татар покаяния за дезертирство, тем чаще начнут вспоминать о сотнях тысяч русских, воевавших на стороне Вермахта.

Чем лубочнее будет официальная картинка войны – тем скорее станут пробиваться наружу неудобные факты из "негероической" мемуарной литературы.

Рано или поздно "андреевы" добьются того, что День Победы перестанет быть для крымских татар праздником. Ведь как можно отмечать то, что, по мнению ретивых охранителей, должно сопровождаться покаянными поклонами?

Западная Украина имеет свой собственный исторический миф о войне, в которой СССР и Третий Рейх стоят на одной и той же морально-этической ступени. В крымскотатарской среде аналогичных исторических концептов создано не было — военные награды стариков здесь отнюдь не считаются чем-то постыдно-недостойным.

Плохо, что этого так и не удосужился заметить теперь уже экс-консул РФ в Крыму Владимир Андреев. И хорошо, что российский МИД пока еще сумел не скатиться до аналогичной близорукости.

Джерело: Росбалт

Дивіться також:

Художній фільм про депортацію кримських татар "Хайтарма". ТРЕЙЛЕР

Спогади про війну: "Пока татары воевали, их жен и детей депортировали из Крыма"

Георгіївська стрічка - пропаганда замість поваги до ветеранів

"Неписана історія": розкажіть про свою родину у війні, збережіть пам'ять

Донецькі шахтарі спалили прапори СРСР і Третього рейху. ВІДЕО

МЗС України: "Борці за незалежність - НЕ посібники нацистів"

"Росіяни для України, Україна для росіян". Ще один текст Казаріна

Мартін-Олександр Кислий: Омріяний дім: про що варто пам'ятати в Міжнародний день корінних народів

ООН нагадує, що 9 серпня відзначався Міжнародний день корінних народів, а обрядовий календар УРСР вказує на день будівельника

Віктор Ющенко: Віктор Ющенко: Чому після Грузії - Україна?

Теоретично десятки російських БТРів можуть взяти курс на Київ. Існує маса сценаріїв, як зіграти на кримському питанні, вчинити серію провокацій, дестабілізувати ситуацію у Криму — і далі відбувається черга подій, яка закінчувалася б тільки тим, що у Києві спускається український національний прапор.

Андрій Павлишин: Варшава-1944: примітка про міф

Пропагандистський цвях глибоко засів у свідомості мешканців Варшави і перетворив на "українців" російських есесівців генерала Камінського

Наталка Діденко: Тролейбус номер 15. Десята зупинка. Зупинка «Бессарабська площа». Частина перша

Вже пишучи цей заголовок, я починаю усміхатися, пригадуючи... Бо в тодішньому моєму житті ця зупинка була виходом у великий космос. Звідси починалося все – і Хрещатик, і школа, і гульки, і Бессарабський ринок, і театри, і підворітні, й кав’ярні, і Золоті ворота, і ЦУМ, і смажені солодкі «огірочки» на зупинці, й останній нічний тролейбус, і перший кооперативний магазинчик на сходах з мереживною білизною.